Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

Кого наказали за аварию? По «делу Листвяжной» осуждены только взяточники

По «делу Листвяжной» осуждены только взяточники.

Прошло два года после аварии на кузбасской шахте «Листвяжной», в которой погибли 46 шахтёров и пятеро спасателей. Кого наказали за аварию и что сейчас происходит на предприятии — в материале «АиФ в Кузбассе».

Порядок с нарушениями.

В июле «Листвяжная» возобновила добычу угля: запущена новая лава № 824, ранее на этом участке добыча не велась. Как отмечает руководство предприятия, все необходимые экспертизы безопасности были получены, также удалось сохранить костяк коллектива.

На вопрос о том, как сейчас работается на шахте, бригадир, проходчик подземный участка подготовительных работ № 2 Сергей Филимонов ответил: «С безопасностью всё хорошо, если вы об этом, руководство следит. К планированию добычи и проходки очень серьёзно подходят. Шахта ведь наглости не любит. После аварии порядок везде навели. От нас какой в это вклад? Мы работаем, стараемся, как и всегда. Главное — за рабочую смену успеть всё сделать правильно и безопасно».

В качестве примера Сергей Филимонов привёл ленточные конвейеры. Не секрет, что их часто используют не только по прямому назначению — для перевозки породы и угля, но и для транспортировки людей. «Руководители понимают, что лучше сделать всё официально, со всеми согласовать, чтобы люди ездили безопасно и не нарушали правила. Оборудовать сходни, места посадки, правила прописать. Сейчас у нас стало больше таких “ездовых лент”, — рассказал о нововведении бригадир.

Между тем, как следует из еженедельных сводок Ростехнадзора о нарушениях на угольных предприятиях, с июля работы на «Листвяжной» приостанавливались, по меньшей мере, дважды. Последний раз — 20 ноября: произошло возгорание в горной выработке. Как рассказал официальный представитель Ростехнадзора Андрей Виль, инспекторы выписали протокол о временном запрете выемки угля по ряду причин: из-за пылевзрывоопасного состояния выработки, невыполнения мероприятий по предупреждению эндогенной пожароопасности при обработке антипирогенами, невыполнения требований проектных решений при эксплуатации системы аэрогазового контроля.

Сошлись на пяти миллионах.

Вскоре после аварии президент Владимир Путин провёл совещание о ситуации в угольной отрасли Кузбасса и утвердил 37 поручений. Они в первую очередь касались зарплаты шахтёров, социальных выплат, безопасности труда и ответственности за нарушения.

«Когда после “Листвяжной” президент РФ дал поручение увеличить выплаты в случае гибели людей, мы вступили в переговоры со стороной работодателя. Я предложил сумму за моральный ущерб в одну тысячу МРОТ, что на тот день составляло более 14 млн руб. Конечно, работодатели и представители Минэнерго не ожидали такой суммы. Мы нашли данные научно-исследовательского финансового института Минфина России от 2016 г., в котором указано, что цена жизни составляет 49 млн руб. Такая сумма необходима, чтобы дети выросли, получили образование, семья после потери кормильца осталась жить на прежнем уровне дохода. Этот вопрос вызвал жаркие споры. В итоге в тарифном соглашении мы прописали, что в случае гибели шахтёра работодатель выплачивает 5 млн рублей в качестве возмещения морального ущерба (помимо прочих выплат)», — рассказал председатель Росуглепрофа Иван Мохначук. По его данным, общая сумма выплат от предприятия на погибших и пострадавших составила 1 млрд 80 млн руб.

Вину не признают.

Суды уже вынесли приговоры четверым причастным к аварии — экс-директору Сергею Махракову и троим инспекторам Беловского Ростехнадзора. Первым приговор получил директор в июле 2023 г. Наказание — два года колонии общего режима — суд дал ему за взятки инспекторам, чтобы проверяющие закрывали глаза на найденные в шахте нарушения. Примечательно, что за формальные проверки директор шахты платил углём, почти 47 тонн вывез.

В течение осени Беловский городской суд вынес приговоры троим инспекторам, которые получали «угольные» взятки. Двое проверяющих, Сергей Винокуров и Алексей Созинов, получили реальные сроки (по три года в колонии общего режима) и вину не признали, Вячеслав Семыкин — условный (тоже три года), он частично признал вину.

Не считают себя виновными и трое фигурантов, суд по которым начался в Кемерове в сентябре. Экс-президент ХК СДС Михаил Федяев, бывший гендиректор «СДС-Угля» Геннадий Алексеев, и технический директор компании Антон Якутов обвиняются в злоупотреблении полномочиями, повлекшем тяжкие последствия. Им грозит до десяти лет лишения свободы. Алексеев и Якутов находятся под стражей, Федяев — под подпиской о невыезде.

Как рассказывал председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин в интервью «Российской газете», всего по «Листвяжной» расследовано четыре уголовных дела в отношении 17 обвиняемых. Также, по его словам, вынесен обвинительный приговор в отношении двух сотрудников метрологической организации, проводивших поверку средств измерения на шахте.