Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиКалендарьОблакоЗаметкиВсе проекты

Волгоградский психолог рассказала, как помочь пострадавшему от буллинга ребенку

Порой родители сталкиваются с ситуацией, когда их детей дразнят и обижают в школе.
Источник: РИА "Новости"

Начальник региональной службы детского телефона доверия психолог Наталья Миронова рассказала, что нужно делать в таких случаях и как помочь ребенку.

Сейчас для описания травли в школе применяют слово «буллинг». Это понятие включает в себя очень много разных аспектов, касающихся ущемления прав ребенка, в том числе жестокое обращение. Оно, в свою очередь, имеет несколько видов — физическое и психоэмоциональное, — отметила Наталья Миронова.

Буллинг может быть и в социальной сети: шантаж, угрозы, запреты. При этом в нем участвует не один ребенок. Помимо агрессора и жертвы, есть и другие участники. Кроме того, буллинг — это целенаправленное действие, а не случайный конфликт, это систематическая травля.

Почему происходит буллинг.

«Причин здесь несколько, — подчеркивает психолог. — Очень важна среда. В некоторых образовательных учреждениях буллинга нет вообще, в других — процветает. Почему? В каких-то школах администрация четко отслеживает ущемление одними детьми прав других и пресекает это. А в других закрывают на это глаза и не работают. Это недопустимо».

Цепляются, как правило, к тем детям, которые не могут за себя постоять. У них недостаточно ресурсов и инструментов, чтобы противостоять агрессору. Здесь речь идет не о физической слабости, а об отсутствии воли.

В их характере не сформированы бойцовские качества. Кто-то таким родился: робким, скромным, застенчивым, стеснительным. Но если родители понимают, что у ребенка нет стратегии — как постоять за себя, то должны научить его, помочь освоить навыки самообороны, грамотного ведения диалога. Научить отстаивать свои права, не позволять разговаривать с собой в возмутительном тоне, не бояться отвечать обидчику.

Кто чаще всего становится объектом травли.

По словам эксперта, это явление более всего распространено в среднем звене школы, в 10−11 лет. Когда ребенок показывает, что он трусит, тогда насилие может только увеличиваться.

Сегодня они его толкнули, отобрали портфель и разбросали книжки, насладились его страхом, подавленностью, униженностью, а завтра им этого будет недостаточно, и начнется эскалация насилия.

У мальчишек в основе буллинга лежит демонстрация превосходства. А у девочек это зависть. Жертвой травли становится, как правило, та, которая кажется лучшей, либо, наоборот, — замарашка.

Как помочь ребенку в случае травли в школе.

«Прежде всего, родители не должны предоставлять ребенка самому себе», — подчеркивает психолог.

Нельзя говорить ребенку, что это его проблемы и он должен разбираться самостоятельно. В таком случае у него произойдут два предательства: одно — в детской среде, другое — в семье. Надо выслушать ребенка и задаться вопросом, что можно сделать и куда следует обратиться.

Ребенок должен понимать, что он не единственный в мире, кто столкнулся с такой проблемой.

Ни в коем случае не надо идти к родителям агрессора и на их уровне пытаться договориться. Первый этап — администрация школы.

Цепочка должна быть такой: классный руководитель — замдиректора школы по учебно-воспитательной работе — директор — районо — городские и областные учреждения образования, и заканчивая уполномоченным по правам ребенка и прокуратурой.

Можно решить вопрос и на уровне классного руководителя. Организовать для всего класса откровенный разговор, научить принимать каждого таким, какой он есть, правильно конфликтовать — без физических разборок и унижений, оскорблений. Это формат классного часа, которые должны проходить.

Надо воспитать у детей чувство собственного достоинства и мужество отстоять свои права, не ущемляя права других. Такая целенаправленная работа проводится в школах, а там, где она дает сбой, надо бить в колокола.

В каком случае целесообразно поменять класс или школу.

Если учитель позволяет себе предвзятость и пренебрежительное отношение к ученику, то значит, в школе сформирована среда, в которой ребенку будет абсолютно неуютно.

Когда на уровне школы вопрос решается положительно, необходимости менять класс нет. Отношения можно нормализовать, ребенок начнет общаться и дружить с другими, они, в свою очередь, научатся становиться на его сторону.

Агрессоры должны понимать последствия такого рода травли. И они вполне реальны: поставят на внутришкольный учет, потом на учет комиссии по делам несовершеннолетних, а затем недалеко и до подразделения по делам несовершеннолетних в полиции.

А вот если администрация школы говорит, что ничего подобного у них не происходит, что это домыслы родителей, а ребенок все придумывает, если вы не находите поддержки и понимания и на ваши аргументы и свидетельства травли никак не реагируют, имеет смысл поменять учебное заведение.

В таких условиях ребенку оставаться просто опасно. Но помощь ребенку все равно нужно оказывать для того, чтобы снять травму и научить его уже в другом классе не стать жертвой буллинга.

Ребенка желательно отправить на тренинг уверенного поведения или индивидуальные занятия с психологом, чтобы научить ценить себя и общаться.

Свидетели и защитники.

Наталья Миронова напоминает, что в буллинге участвуют не только агрессор и жертва, есть также сторонники агрессора. Они не проявляют агрессивных действий в отношении жертвы, но поддерживают агрессора проявлениями вербального согласия — одобрением, усмешками, похлопыванием по плечу, мол, давай-давай.

Еще есть категория наблюдателей-свидетелей. Они не участвуют ни с одной из сторон, просто молча смотрят. И есть защитники. Те, кто не боится стать рядом с жертвой буллинга и защищают ее. Это очень мужественная позиция.

В буллинге травмы получают все, а не только непосредственно тот, кого буллируют. И агрессор тоже, потому что он увеличивает свою зависимость от насилия.

Это значит, что во взрослой жизни он точно будет искать такие же жертвы, обеспечивая тем самым своей личности заданное направление развития. И приспешникам, и наблюдателям тоже нужна помощь. Они же видят, как на их глазах унижают другого человека, и примеряют это на себя. У ребенка с неустойчивой психикой может быть срыв, он думает: «А вдруг я стану следующей жертвой?» Это длительный стресс, в котором проживают эти дети.

Нужны индивидуальные консультации со всеми участниками буллинга. Агрессору надо выравнивать самооценку, чтобы он искал удовлетворение чувства превосходства не за счет унижения другого человека, а за счет своих собственных достоинств.

Есть специальные тренинги, где дети примеряют на себя разные роли и понимают, свойственны они им или нет. Такие ситуации дают понять, что чувствуют дети, если вдруг оказались жертвой или агрессором.

Агрессора можно поставить на место жертвы, а буллируемому ребенку задать вопрос: есть ли что-то хорошее, что ты можешь взять у агрессора? И подвести его к ответу: это умение настоять на своем. Он должен понять, что для него это тоже зона роста — научиться себя самого защищать.

Кто чаще всего становится агрессором.

Как правило, буллинг исходит от детей-лидеров. Они считают, что только так можно проявить свою власть, только таким способом можно заставить себя уважать.

Агрессор — это тот, кто получает удовольствие от травли. Это, как правило, ребенок, который сам подвергается жестокому обращению в своей семье. Чтобы облегчить свою травму, он переносит ситуацию в детскую среду. Дома он усвоил: если тебя боятся, значит, уважают. У него нет другой модели, он пытается так демонстрировать свою власть.

Как преодолеть последствия буллинга.

«Если буллинг был своевременно пресечен, тогда ребенок излечится в своей детской среде, — отмечает эксперт. — Терапия будет идти на уровне взаимоотношений, другие дети будут с ним общаться, признают и примут в свое сообщество, и травма будет сглажена».

Когда травля не прекратилась и ребенок прошел через всю школу с унижениями и оскорблениями, побоями, он по жизни будет всего бояться.

У такого человека два пути. Первый — быть жертвой всегда и везде. Куда бы он ни пришел — он будет вздрагивать и по-прежнему не будет уметь себя защищать. По таким детям очень заметно, как они реагируют на громкий голос, взмах руки. Они сразу скукоживаются, сжимаются. По жизни их права будут ущемляться другими людьми.

Второй путь тоже очень печальный. Если у ребенка нет помощи и поддержки в состоянии жертвы, он будет искать другую жертву, более слабую, нежели он сам. Это могут быть кошки и котята, над которыми он может издеваться. Потому помощь психолога обязательно нужна.

Куда обращаться.

Некоторые дети боятся идти к психологу лично. Но есть детский телефон доверия, куда ребенок или родитель могут позвонить в любое время суток бесплатно и анонимно. Не называя имени, школы, места жительства, можно получить консультацию и снизить эмоциональный накал. Можно обратиться на горячую линию детского телефона доверия: 8 800 2000 122.