Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиКалендарьОблакоЗаметкиВсе проекты

Страсти по охоте: ольхонские охотники не могут добиться внимания к своей проблеме

Председатель охотобщества Юрий Ламанов о том, что местным по-прежнему негде охотиться.
Источник: МК.RU Иркутск

«Мы на своей земле оказываемся гостями, ничего не имеющими», — житель Ольхонского района, председатель тамошнего охотобщества, депутат думы Юрий Ламанов уже не в первый раз приезжает в нашу редакцию. Он от лица ольхонских охотников борется за то, чтобы у местных была возможность охотиться в хороших угодьях. Как раньше.

С некоторых пор жители района пользуются тем, что осталось — после того, как все поделили. Крупные арендаторы держат большую часть угодий. Народу оставили смешную возможность искать вокруг деревень, в перелесках то, чего там не может быть — зверя, дичь. Есть возможность купить лицензию у этих самых частников-арендаторов. Но стоимость ее, говорит Ламанов, во много раз выше, чем у государства. Заламывает цену частник. Плюс вокруг нацпарк, на землях которого охота невозможна. А охота — это ведь для многих живущих в селе привычный образ жизни и даже средство к существованию.

Собственно, можно много рассуждать о том, что охота — это пережиток, совершенно необязательное занятие для любителя. И если опустить то, что есть охотники-промысловики, которые этим живут, то можно на проблему вроде бы и рукой махнуть. Однако здесь, кажется, есть совсем другая сторона вопроса: социальная справедливость. Именно она и тревожит людей.

— В советские времена также было районное охотобщество, местные жители были его членами. Только по особым условиям туда принимали иногородних, — говорит Ламанов.

Но настало время, когда угодья были розданы при одобрении местной власти, началось это еще в начале двухтысячных. А к 2014 году все охотничьи угодья были сданы в аренду сроком на 25−49 лет. «Помог» в этом федеральный закон, который определил возможность такой аренды — на правах аукционов. Общедоступными в итоге оказались только около 7% всех охотничьих угодий района. А среди крупных арендаторов — крупные ведомства и предприятия, и не только иркутские, но и, например, московские.

С тех пор ольхонские охотники и борются за свои права. Кого только они не привлекали к этой борьбе, к кому только не обращались — к власти (исполнительной и законодательной) всех уровней, в ОНФ, и туда и сюда. Перечислять замучаешься. Но все без толку. Сам Ламанов надежды до поры возлагал на некий документ, который вот-вот должен появиться: на «Схему размещения, использования и охраны охотугодий на территории субъекта РФ». Схему должен был создать регион, обсудив ее в том числе с общественностью на местах. Схема появилась — но ее появление не изменило ничего. Из Ростова приезжала специалистка, делала схему — Юрий Ламанов рассказывает про всякие нарушения, что с местными ничего не обсуждали. Возмущается, что возникла она «на основе сложившегося “дикого распределения” охотугодий по 2014 год». Сетует, что пересматривать эту схему никто не собирается.

Он продолжает обращаться к властям, предает проблему огласке в СМИ. Даже мэр района выступил этим летом в поддержку охотников. Обратился через газету «Байкальские зори» к директору нацпарка Умару Рамазанову, прося хоть у него разрешения охотиться в рекреационной зоне нацпарка — ссылаясь на то, что законные права и интересы жителей «просто отметены», 12 понаехавших арендаторов заняли 90% охотугодий, все обращения во все инстанции, до самых высоких, свелись к формальным ответам: правовых оснований для пересмотра принятых решений по аренде нет. «Почему мы, жители Ольхонского района, полноправные граждане РФ, проживающие на своей малой родине, должны униженно выпрашивать возможность пользования охотугодьями в своем районе у каких-то “ушлых” богатых дядей?» — задает мэр вопрос.

Чем может помочь директор нацпарка? Охоту он разрешить не может. Рамазанов посоветовал судиться. Дали охотникам как будто бы и подсказку: «доминирующим фактором, определяющим мнение мэрии района по вопросам закрепления территории за “сторонними арендаторами”, в то время было ожидаемое вливание инвестиций в развитие охотничьей инфраструктуры, предоставление рабочих мест и выделение до 60% квот от утверждаемых квот и лимитов на добычу охотничьих ресурсов именно ольхонскими охотниками.

Но что такое для сельчан судиться с предприятиями и организациями? Понятно же, что шансы победить минимальные, если не нулевые. Тем более, что и в лицензиях им формально не отказывают — просто цены загибают. В общем, в любом случае дело в деньгах — и лицензии от частников охотникам не по карману, и на судах разоришься. Сам Юрий Евгеньевич уже попробовал обратиться к юристам, но даже если все охотники скинутся деньгами, такое противостояние им явно не по карману. И кто должен защищать интересы простого народа? Логично, что государство. Так, может, ему уже пора вмешаться?