Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

«Могут по голове надавать». Калининградские дальнобойщики на грани срыва

Журналисты «АиФ. Калининград» побывали на единственном действующем погранпереходе с Литвой, где скопилось более 200 фур, которые везут товары в столицу и другие города нашей родины.
Источник: Reuters

Ловцы удачи.

Первые машины появляются на заснеженной трассе за 3 км до погранперехода. Затем длинный хвост раздваивается, а дальше ты и вовсе попадаешь в узкий «туннель» из тесно стоящих фур: ряд слева и два справа.

Перед шлагбаумом МАПП «Чернышевское» отчаянно жестикулирует толпа небритых мужиков. Инспектор в светоотражающем жилете заглядывает в тетрадку с цифрами и командует: «На обочину!». Водитель пытается возражать, но его никто не слушает.

Между дальнобойщиками завязывается дискуссия, кто должен проехать первым. Аргументы подкрепляются крепкими словечками. Кажется, ещё чуть-чуть, и дойдёт до рукоприкладства.

«Пойми, ты не один. У нас “молочка”, 4 машины. Мне уже завтра выгружаться в Москве надо. Ты же покупаешь сметану “Залесский фермер”? У неё срок годности неделя. Кому она потом нужна? Дайте проехать, хотя бы через одну машину!», — горячится один из мужчин.

«Мы тоже стоим четвёртые сутки с охлаждёнкой, — не сдаётся горячий южный джигит. — Я тут с пятницы маринуюсь…».

«Скоропорт» обязаны пускать в первую очередь. Я записывался, в Питере ждут яйцо. Что за бардак?" — не может сдержать эмоций третий.

Инспекторы ДПС молча наблюдают за происходящим.

Обстановка на границе напоминает очередь перед кабинетом врача. У одних есть «талоны» — бронь, другим она не достались, но все пытаются пересечь «красную линию». Кто-то, как водится, нагло лезет без «номерка». В сложившейся ситуации, по всеобщему убеждению, виноваты литовцы: они регулярно устраивают «итальянские забастовки», а с 12 декабря за 13 часов не пропустили ни одной машины — перегружали программное обеспечение. Но не меньше претензий у дальнобойщиков к отечественным создателям электронной очереди, которую запустили с 1 сентября на всех пограничных пунктах пропуска страны. Создавали её 5 лет назад в условиях дружественных отношений со странами, когда в Калининградской области работали 3 пункта пропуска и должен был открыться ещё один — погранпереход в Дубках, который взял бы на себя основную нагрузку по грузовикам. А в итоге — после геополитических потрясений — мы имеем только «Чернышевское»: «узкое» горло, связывающее эксклав с большой Россией. И это самая большая проблема. После 20-х чисел декабря загрузка товарами сойдёт «на нет» — впереди Новый год, все стремятся успеть вернуться домой и заработать. Но, судя по тому, как продвигается очередь, многим водителям придётся слушать бой курантов в железной кабине.

«Напишите правду: электронную бронь надо убрать! Деньги вложили “в никуда”. По 6 человек на будке стоит, плюс 2 оператора на смену. Всем платить надо. А толку нет!» — требуют дальнобойщики. Примерно то же самое 20 октября руководители автотранспортных предприятий области говорили на собрании представителям «Росграницы», Минтранса РФ и Калининградской областной таможни. Просили приостановить эксперимент, не так давно получили письменный ответ: «электронная очередь будет работать в постоянном режиме».

Дмитрий в «дальнобое» больше 10 лет. И, по его словам, с каждым годом ситуация на границе усугубляется.

«Когда была живая очередь, водители всё решали между собой. “Скоропорт” пускали через одну — две машины. Сейчас на границе 4 очереди: по брони, живая, “скоропорт” и приоритетный “скоропорт” (для тех, у кого сроки годности продукции заканчиваются), — рассказывает Дмитрий. — В прошлый месяц я пытался проехать, человек с кувалдой бегал, грозился мне колёса посшибать, фары разбить, по голове надавать. Я понимаю — все хотят домой вернуться к праздникам. Коллапс был перед Новым годом всегда. Но сейчас в приоритете — бронь. Но ведь у меня её нет не потому, что я не хочу её взять, а потому что её в принципе нет! Доходит до драк. Инспекторов ДПС вызываем каждый день. Но они ничего не могут сделать: мол, решайте между собой».

Илье Сходнову повезло: он волшебным образом сумел взять бронь, но «наперёд». Боится, что не успеет вернуться и использовать её.

«Получилось неожиданно — на сайте появилось “окно” на 19 число. Через секунду уже нет ничего. Бронь — ещё та лотерея. Кто-то берёт её с 8 компьютеров, кто-то с десяти — всех родственников напрягают. Абсолютно непродуманная система, — говорит он. — Надо сделать, как на переходе “Бурачки” (Терехово). Водители предъявляют документы на груз, берут талончик, и по факту едут. Остальные — в накопителе. Белорусы от электронной системы давно отказались, а у нас “ноу-хау” изобрели. Одного не понимают: система работает, когда Литва работает. Только “соседи” замедляются, мы садимся на мель».

Примерно 70% водителей пересекают границу по общей очереди, без брони.

«Сейчас многие ловят бронь на неделю или две вперёд. Водители ещё притащили инициативу из Беларуси — “записываться” на бумажке. Я записался, отстоял 5−6 суток, а наглец проехал прямо передо мной: мол, я записан. Хотя загрузился, как сам сказал, только вчера. А я 7 числа — разница есть? Эта бумажка — та же нелегальная броня. Я стою с 8 декабря. Везу морепродукты от “Вичюнай-Русь”. Вчера вызывал полицию, требовал навести порядок с очерёдностью. Безумно устал от этого бардака. Хотел на пенсию выйти, но государство позаботилось: ещё 7 лет в таком ритме пахать, — говорит Юрий Бырда. — Планировал: съезжу еще в один рейс перед Новым годом, а потом побуду дома. Но так эту броню и не поймал. Ребята говорят, какие-то хакеры завелись: вылавливают все брони. В назначенный час открываешь сайт, и ничего. На паром получить место ещё сложнее. Замкнутый круг: ни по морю, ни по суше не прорваться».

«Сегодня 13-е декабря. Пытаюсь взять бронь с первого числа — слотов нет, — говорит Сергей Нагорный. — Фирма, с которой я вожу в Россию колбасу, из-за этого приостанавливала производство. Когда узнали про живую очередь, тендер объявили — кто дешевле поедет. Так, сбиваются ставки на перевозки. Стою уже пятый день. В любом случае, за издержки заплатит покупатель. Считаю, нас “нагнули”, когда ввели электронное бронирование. Литва никогда не подстраивалась под нас, и не будет. Неужели создатели электронной очереди этого не знали?! А теперь ещё завели тетрадку и пишут туда всех подряд, независимо, что человек везёт — заморозку, которая может лежать полгода или “охлаждёнку”. Этот водитель, может, дома сидит, ещё не загрузился, а уже записан. Надо убрать бронь и пускать всех по факту, как у “соседей”. Приехал на границу, показал накладную и другие документы, поставили в очередь. Получил номерок, машину — в накопитель, а сам свободен: хочешь — в кафе, хоть в гостиницу — душ принять».

В поле — по нужде.

О горячем душе и стационарном туалете мечтают все дальнобойщики. От поворота на Чернышевское на десятки километров нет ни одного туалета. Когда темно, водители бегают в поле, как зайцы. На погранпереходе из удобств: пластиковая будка, где промерзаешь насквозь. Живот прихватит — не набегаешься. Поесть тоже негде. Запаса продуктов, которые мужчины берут с собой, хватает на 2−3 дня — холодильника в машине нет. Есть газовая горелка, но и газ не вечен. Когда продукты заканчиваются, люди отцепляют фургон и едут на тягаче затариваться в Нестеров. В прошлом году чиновники обещали организовать для дальнобойщиков горячее питание, но по факту: приезжает некая девушка на «Тойоте» и торгует пирожками по 80 ₽ за штуку — вот и вся забота.

Валерий Гусев давно перепутал день с ночью. В кабине у него стоит «датчик колейки» (движения очереди). Продвигается впереди стоящая машина на 5 метров, он начинает звенеть, чтобы не проспать. И так всю ночь. Затем, когда уже выехал на трассу, заказчик начинает гнать: быстрее — быстрее. От постоянного недосыпа и нервотрёпки, того и гляди, слетишь в кювет.

Функционировать в таком ритме нереально. Немудрено, что водители увольняются пачками, а молодёжь в сторону «дальнобоя» даже не смотрит.

«Зарплата у нас не как в Европе — 75 евро в сутки; здесь ставка за рейс, независимо месяц ты потратил на доставку или неделю. Работодателю больше платить не с чего — объёмы доставки сильно просели, — рассказывает Валерий. — Раньше в месяц делал 3 — 4 рейса. Привозил домой 100 тыс. руб. С октября — два от силы. Да ещё ползарплаты проедаешь. В конце месяца у меня ещё и “шенген” заканчивается. Будет упрощённый транзитный документ — с ним нужно успеть пересечь Литву за 24 часа. Если очередь на выезд из Литвы — неделя, я должен бежать на границу, предупреждать, чтобы отметили, что стою в очереди. И так каждый день».

Вячеслав Будрецких в очереди — седьмой день. Новый год в окружении домочадцев ему не «светит».

«Хорошо, если завтра выеду. Приеду в Латвию, там ещё 4 дня. Считайте, 15 дней до столицы, и назад также, — рассуждает он. — Подсчитал, больше заработаю таксистом. Но 30 лет проработал дальнобойщиком, это уже привычка… “.

Николай Ардуханян везёт мясопродукты в Люберцы. Кивает на коллегу: мол, смотрите, пока в очереди стоял, у него борода выросла. Сам записан у оператора 275-ым.

«Неизвестно зайдем ночью на границу или нет, а получатель со вчерашнего дня бочку катит: мол, специально не едешь? Я ему в ответ: “Ты что на огонь бензин подливаешь? Я с пятницы тут стою, как бомж. Ни днём, ни ночью не сплю. Неблагодарная работа. Дома дети, внуки. Ради них сутками живу в этой железной будке. Я готов работать, но ведь тупо стоим”, — возмущается он.

Вадим везёт «молочку» в Москву.

«Срок годности молочной продукции — от 10 дней до 2-х недель. Мы с 20. 00 вчерашнего вечера стоим, и когда проедем — не знаем. На сегодня “скоропорт” здесь стоит уже трое суток. Плюс прохождение границы, и с Литвы на Белоруссию. Возможно, не доедем. Срок годности подойдёт к концу. Получатель не примет товар. Кто его будет реализовывать, если останется 3 дня до окончания срока? Уже было: разворачивали прямо на границе. “Молочку” должны пропустить вперёд, но не все входят в положение. Начинаются конфликты вплоть до драк, ломания техники. У всех нервы на пределе. По сути, без брони не должны пускать. А её не взять — “автоматом” что ли там всё разбирают? Систему ввели, но не отладили. Вчера Литва не принимала 13 часов. Приехал вот “на удачу”. Электронную очередь надо отменить, чтобы все шли через накопитель. А не так — поставили шлагбаум, всех столкнули лбами».

Слова губернатора о том, что водители зарабатывают 60 — 100 тыс. на сливе топлива из фур, вызывают у дальнобойщиков лишь ироничную усмешку. Во-первых, далеко не у всех машин есть два больших бака. Во-вторых, чтобы топливо продать, его ещё надо купить в Калининграде по 63 ₽ за литр. Тонну в Литве продал — заработал около 20 тыс. А человеку надо покушать, за дороги и стоянку заплатить — то на то, и выходит. Кроме того, сливы топлива попадают под нарушение законодательства Литвы, Латвии, через которые ходят наши машины. Если водителя ловят на сливе топлива, штраф — около двух тысяч евро. При таком раскладе нарушают единицы.

Выход есть.

В нынешних форс-мажорных условиях инициативная группа международных перевозчиков области предлагает внести корректировки: отменить электронное бронирование удалённо — в личном кабинете каждого участника. Оставить один терминал для записи, в который следует подаваться лично, находясь на границе, и только при наличии документов на груз, который вывозится из Калининградской области. Кроме того, необходимо расширить полномочия личного кабинета «Росгранстроя», который сейчас работает в режиме «взять бронь на определённую дату». А именно: создать список на сайте по каждому вновь зарегистрированному участнику электронной очереди. Второе — создать список общего количества зарегистрированного онлайн транспорта. Предусмотреть возможность отслеживать время ожидания онлайн. Тогда минимум 50% водителей будут ожидать очередь в городах области, в своём доме, в окружении семьи.

Предприниматели также жалуются, что получить субсидии крайне проблематично. В частности, одно из требований: к концу следующего года сохранить штат не менее 75%. Если люди увольняются (а это происходит повсеместно), деньги придётся возвращать. Лишних средств у перевозчиков нет. Львиная часть денег уходит на проезд по платным трассам, чрезмерно подорожавшие европейские страховки, санитарные взносы и прочие поборы.

По мнению экспертов, положение критическое: ущерб отрасли нарастает, компании закрываются и распродают автомобили, кто-то даже на запчасти, количество работников сокращается.