Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

«Больше всего раздражают проблемы с женщинами»: откровения могильщика из Самары

Самарский могильщик рассказал о слухах о своей профессии, сложностях и о том, что его раздражает в людях больше всего.

Доходное место.

Официальное название профессии — «Рабочий землекоп КСУ» (Комбината специальных услуг). Судя по объявлениям на сайтах поиска работы, вакансии есть всегда, но Андрей (имя изменено — прим. ред.) рассказал, что на деле все сложнее.

Андрей, если по-простому, — могильщик. Сам он не хочет, чтобы называли его настоящее имя и публиковали фотографию. Зато охотно рассказал корреспонденту «КП-Самара» о плюсах и минусах своей работы.

— Текучка, конечно, есть. Кто-то не выдерживает физически, кто-то морально, кого-то настоятельно просят уйти, потому что человек пьет. Но на самом деле многие приходят по знакомству, а не через объявления — здесь хорошо платят, — поделился Андрей.

Землекопы на кладбищах и грузчики в агентствах ритуальных услуг получают от 40 тысяч только официально. Что-то постоянно «капает» сверху от родственников. Как правило, при трудоустройстве не спрашивают про опыт предыдущей работы и точно не просят диплом.

Хуже всего с женщинами.

Кроме зарплаты, признается Андрей, других плюсов у его работы нет. У мужчины есть коллега, которому под 50 и который утверждает, что работа заменяет ему фитнес-зал, но наш герой считает, что тот или лукавит, или просто имеет очень крепкий организм.

Копать землю — занятие непростое, в нашем климате особенно. Летом невыносимо жарко, зимой приходится вначале раскидывать снег и пробиваться через промерзший грунт.

— Похороны проходят всегда примерно с 12 до 15 часов, а значит начинать работу приходится очень рано, часов с шести утра, чтобы вырыть несколько могил в день. Копать приходится в любую погоду. До минус 10−15 градусов работать вполне комфортно. Жара переносится тяжелее. Хуже всего дождь с ветром, но похороны перенести не получится, так что идем и копаем. Работая вдвоем, мы тратим на одну могилу 2−3 часа летом. Зимой, конечно, все происходит медленнее — от четырех до восьми часов в зависимости от грунта, но оплачивается лучше.

Еще один минус в том, что абстрагироваться от негатива, которым окружена работа, многим очень сложно. За годы острота восприятия чужого горя снижается, но бывают случаи, которые западают в душу.

Почти все снимают стресс алкоголем, но если не знают меру, такие скоро теряют место. Андрей — мужчина симпатичный, но женщины не спешат связываться с могильщиком.

— Женщины от меня шарахаются, хоть я и при деньгах. Некоторые просто боятся меня и сразу пропадают, как только узнают, кем я работаю. Другие говорят, что я очень мрачный, что график работы напрягает или что выпиваю часто, — жалуется Андрей.

Еще молодого человека раздражают придирки людей, чьих близких он хоронит.

— Понимаю, что они на негативе и им нужно куда-то выплеснуть горе, но все эти «не так копаете, не так несете» очень нервируют, — говорит землекоп.

Секреты мастерства.

Как любой профессионал Андрей уверен, что рабочий инструмент должен выбираться лично и скупиться на него не стоит.

— Работаем вдвоем, несколькими лопатами. Зимой обязательно нужен лом, который подбирают под свой вес. Штыковой снимаем пласты земли, с них сыпется крошка, их собирают подборной лопатой. Ниже колен, как правило, копаем уже только угольной. Когда грунт глиняный, все сложнее — глину штыком не снимешь, в этом случае копаем ступеньками по горизонтали, — поясняет Андрей. — Как в любой работе, случаются неприятные накладки вроде плывунов или обвала могилы за полчаса до привоза покойного.

В снежные зимы земля почти не промерзает, ее можно копать даже без лома. Худшее, что может случиться в работе Андрея, — если морозы ударяют, когда земля еще голая или снега очень мало. Тогда глубина промерзания может доходить до метра. Про костры или горящие покрышки для растапливания грунта Андрей говорит, что сам такого не использовал, но слышал, что эти способы применяют на Севере.

— Что очень важно — это иметь хороший глазомер! Если выкопать могилу на 10 см шире, всего по пять лишних сантиметров с каждой стороны, то придется достать лишний куб земли, если не два, своими собственными руками. Если заленился или перепутал и взял уже, чем надо, — гроб просто не войдет. Очень важно следить за тем, чтобы стенки были строго отвесными. Я лично до сих пор постоянно проверяю себя рулеткой, хоть и больше шести лет работаю.

Бесят страшные сказки про могильщиков.

Андрей — не самый разговорчивый человек: и работа не располагает к болтовне, и устал оправдываться.

— Сами знаете, что про нас говорят: вечно пьяные, воруют у покойных, глумятся над трупами и все такое. Может, что-то такое где-то и когда-то и происходило, но сейчас со стороны руководства очень жесткий контроль. Максимум, что на моих глазах случалось, когда мужики разбирали особенно пышные венки на букеты своим дамам. Алкоголь — если только забрать с собой, если родственники настойчиво предлагают, иначе легко вылетишь с доходной работы. Также запрещено самим намекать на дополнительное вознаграждение.

Истории про то, что с его коллегами можно договориться о нелегальных похоронах, Андрей называет киношным вымыслом. К нему лично криминальные лица не обращались, и он не слышал, чтобы кто-то решился на нарушение закона.