Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

Таня из Ленинграда. Почему могилу Савичевой нашли лишь спустя 27 лет?

27 января — 80 лет со дня полного снятия блокады Ленинграда. Один из горьких символов блокады — дневник Тани Савичевой, девочки, навеки успокоившейся в нижегородской земле.

19 июля 1942 года на станцию Шатки Горьковской железной дороги прибыл поезд. Из его вагонов на руках выносили измождённых детей — воспитанников детского дома № 48 Смольнинского района Ленинграда.

В числе этих 125 детей была 12-летняя Таня Савичева. Ей единственной из них не удалось вернуться в родной город на Неве — блокада отняла у неё жизнь уже на мирной горьковской земле. C подробностями — nn.aif.ru.

Детей не кормить!

В войну в Шатки привозили много раненых. Здесь была крупная железнодорожная станция, в здании школы работал эвакуационный госпиталь. А вот состав с воспитанниками ленинградского детдома в Шатках ждали особенно. Местных жителей строго настрого предупредили: прибывших детей не кормить! Лишний съеденный кусок мог стоить жизни измученным голодом ленинградцам. Истощённые организмы с трудом принимали еду в нормальных количествах. У всех детдомовцев была крайняя степень дистрофии.

Детям пришлось много пережить не только в блокадном городе, но и в пути. Их вывезли из Ленинграда по Дороге жизни через Ладожское озеро, а потом поезд двигался по прифронтовой территории. Ребята пережили бомбёжки, некоторые были ранены и абсолютно все — ужасно напуганы.

За плечами у Тани Савичевой были страшные дни блокады, смерть матери, бабушки, сестры, брата и двух дядей. Эти события она лаконично, насколько хватило сил, описала на девяти страницах дневника, теперь известного на весь мир.

«Ленинградский детский дом разместили в здании школы в селе Красный Бор в 15 км от Шатков, — рассказывает директор Шатковского районного историко-краеведческого музея Александр Инжутов. — Сохранился акт обследования воспитанников, датированный летом 1943 года, — прошёл почти год с их эвакуации. В документе говорилось: большинство детей выздоровели, окрепли, загорели. Болело на тот момент пять воспитанников из 125: один — стоматитом, трое — чесоткой, один — туберкулёзом. Последним ребёнком как раз и была Таня Савичева».

Несмотря на болезнь, девочка на какое-то время могла подняться с кровати и ходила, но туберкулёз прогрессировал, говорится в воспоминаниях сотрудников Красноборского детдома. Таню возили в соседний город Арзамас, показывали врачам, но и те помочь ребёнку уже не могли.

И всё равно мужественная девочка до последнего верила, что победит недуг. Её вспоминают как доброжелательного и образованного человека. Таня рассказывала фельдшеру Красноборского детского дома Нине Серёдкиной о Ленинграде, обещала пригласить её в гости и показать достопримечательности Северной столицы…

Но чуда не случилось. 7 марта 1944 года девочку перевели в Понетаевский дом инвалидов, а чуть позже из-за обострения туберкулёза — в инфекционное отделение Шатковской больницы. Там Таня пролежала 40 дней и 1 июля 1944 года скончалась.

«Осталась одна Таня», — завершала девочка свой блокадный дневник.

Таня оказалась единственным ленинградским ребёнком, которого в Шатках тогда не смогли выходить.

Путаница после смерти.

Таня скончалась, так и не узнав, что не все Савичевы погибли в блокаду. Старший брат девочки Михаил вернулся в Ленинград с фронта, а сестра Нина — из эвакуации, куда её спешно, не сообщив семье, отправили в феврале 1942 года.

Родные искали Таню. Они получили документальное подтверждение, что Таня находилась в Красноборском детдоме, а потом была переведена в Понетаевский дом инвалидов. Однако в личном деле девочки была ошибка. Там значилось, что она прибыла в Шатки в 1944 году, а убыла — в 1945-м. В реальности Тани на тот момент уже не было в живых.

Долгое время после обнародования легендарного дневника умалчивалось, что у Тани Савичевой остались в живых брат и сестра, к тому же считалось, что похоронена девочка в Ленинграде. «Сложная история… Наверное, так было идеологически верно, — предполагает Александр Инжутов. — Однако в 1971 году шатковские поисковики-комсомольцы установили точные обстоятельства смерти Тани Савичевой и нашли её настоящую могилу».

Выяснилось: свой последний приют девочка обрела на окраине шатковского кладбища. Место её захоронения указала бывшая санитарка инфекционного отделения Шатковской больницы Анна Журкина, которая ухаживала за Таней в её последние дни.

На могиле установили памятную плиту, а рядом появился железный обелиск. На его открытие в Шатки приезжали брат Тани Савичевой Михаил и сестра Нина.

Мемориал от Пьехи.

В 1981 году на могиле Тани Савичевой установили новый памятник, поспособствовала этому певица и ленинградка Эдита Пьеха. Эдита Станиславовна была проездом в Шатках. Ей рассказали: здесь находится могила Тани Савичевой. Певица очень удивилась. Она, как и многие советские люди, считала: девочку похоронили в Ленинграде.

Эдита Пьеха побывала на могиле девочки и пообещала, что в её репертуаре появится песня, посвящённая Тане. Так и было: композитор Евгений Дога и поэт Виктор Гин написали трогательную «Балладу о Тане Савичевой». Позже певица дала в Шатках концерт и со сцены обратилась к собравшимся — предложила начать сбор средств на памятник Тане Савичевой. Первым взносом были средства от концерта.

Авторами нового памятника стали знаменитый горьковский скульптор Татьяна Холуёва и её супруг — архитектор Борис Холуёв. По словам Александра Инжутова, уже тогда Татьяна Холуёва высказала мысль: Таня Савичева — это собирательный образ всех детей войны, символ их страданий и героизма.

7 мая 2010 года на шатковской земле открыли мемориал «Тане Савичевой и детям войны посвящается» авторства Татьяны Холуёвой.

Открыт в Шатках и Детский музей им. Тани Савичевой. Здесь всегда есть посетители, особенно много школьников.

«Дети наши, они всё понимают, просто надо им рассказывать о тех далёких героических событиях на примере трагической судьбы Тани Савичевой, — уверен Александр Инжутов. — Только так мы воспитаем патриотов!».

Справка.

Дневник Тани Савичевой, маленькую книжку с девятью карандашными записями, нашла у родственницы сестра Тани Нина, вернувшись в Ленинград после снятия блокады. Потом дневник увидел знакомый Нины, работавший учёным секретарём Эрмитажа.

В 1944 году дневник попал на выставку «Героическая оборона Ленинграда» и стал известен на весь мир как одно из неоспоримых свидетельств зверств фашистов.

Сегодня документ хранится в Государственном музее истории Санкт-Петербурга, а копии его страниц разошлись по всему свету. Есть копия дневника Тани Савичевой и в шатковском музее.

Кстати.

В 1942 году постановление Горьковского обкома ВКП (б) обязывало исполнительные комитеты райсоветов по всей области выделять на каждые 100 воспитанников детдомов, эвакуированных в Горьковскую область, не менее 10 га земли. Это было необходимо, чтобы разбить при детдомах подсобные хозяйства, где дети сами выращивали овощи, ухаживали за живностью, иначе было не прокормиться. Колхозы делились с детдомовцами урожаем с полей, тягловой силой и дровами.