Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

50 кошек в одной квартире, обстрелянный зоопарк и операции в бронежилетах: пермячка рассказала, как на Донбассе спасают животных

Трогательная история пермячки Анастасии Козич, спасающей брошенных животных Донбасса.
Источник: соцсети

Сейчас под опекой фонда «Следы человека» находится около шести тысяч животных с новых российских территорий. Помогать брошенным «хвостикам» во время чрезвычайных ситуаций — это одно из направлений фонда, созданного в 2020 году пермячкой Анастасией Козич.

Вместе с гуманитарным ветотрядом она не только возит на Донбасс корма, но и занимаемся организацией работы ветеринарных врачей, которые лечат, вакцинируют и кастрируют брошенных кошек и собак, а еще лошадей, голубей, хомячков, кроликов и попугаев.

О том, как начинала свою благотворительную деятельность, с какими трудностями сталкивалась и как ее фонд в итоге занял второе место в России среди некоммерческих организаций, Анастасия Козич рассказала «Комсомольской правде».

Помощью животным во время ЧС не занимался никто

— Мне 35 лет, по образованию я специалист по связям с общественностью. Еще во время пандемии коронавируса я поняла, что все свои амбиции я удовлетворила, поэтому решила полностью поменять род деятельности. Идея заниматься помощью животным возникла, когда мне было лет 10−11, и я часто смотрела канал Animal Planet. Там много рассказывалось об организации системы помощи животным в Америке: о приютах, жестоком обращении с животными и их дальнейшей социализации. Тогда я решила, что вырасту и тоже создам подобную систему помощи у нас. Потом начала понимать, что это очень затратно и что нужны специальные компетенции.

В декабре 20-го года Анастасия официально зарегистрировала свой фонд и начала заниматься дикими животными, пострадавшими от деятельности человека. Помогала сиротам и тем, кого сбивали на трассе. Команда фонда оказывала пострадавшим первую ветеринарную помощь и либо возвращала их в естественную среду обитания, либо находила место для пожизненного содержания в случае, если вернуть животное в природу было невозможно.

В свою первую экспедицию по оказанию помощи пострадавшим от лесных пожаров зверям Анастасия уехала в 2021 году. Тогда в Якутии сгорело 18 миллионов гектаров леса.

— После этой экспедиции выяснилось, что в России в принципе не было организаций, которые оказывали помощь животным во время ЧС, — говорит волонтер. — А когда через полгода началась спецоперация, вопроса, ехать или не ехать туда, не было. А был один: как именно мы будем оказывать помощь животным Донбасса?

В первый раз команда фонда приехала в Мариуполь, когда там обстреляли зоопарк и кормить зоопарковых животных оказалось нечем. Им привезли корм, а потом начали возить корма для кошек и собак, чьи хозяева либо погибли, либо эвакуировались.

Когда закончились деньги, просто приезжали, чтобы помогать ухаживать за брошенными кошками и собаками. Чтобы просто быть рядом и дать людям понять, что все испытания, с которыми им пришлось столкнуться, им помогут пройти неравнодушные к их беде люди!

Мариупольская кошка переехала в Пермь

— Брошенных животных собирали у себя сердобольные местные волонтеры, в одной квартире могло находиться по 50−60 кошек. Помню, в один из моих первых приездов в Мариуполь мы ехали по огромному проспекту, но людей в городе не было совсем, они прятались по подвалам. И вот в это тяжелое время, когда в городе не было ни воды, ни электричества, в условиях абсолютной антисанитарии одна из мариупольских волонтеров начала собирать брошенных животных и ухаживать за ними. До военных действий Алла была заводчицей и умела многое, но в любом случае, это был просто титанический труд. У нее в доме было восемьдесят кошек и две собаки. Она кормила их, чистила лотки, промывала им глаза и уши.

Всего за период военных действий эта заводчица подобрала, пролечила и пристроила более 200 животных. Одна из тех мариупольских кошек, что находилась в ее квартире, живет сейчас у Анастасии Козич дома.

— Ее зовут Геля, Ангелина. Ее хозяева эвакуировались в Израиль, а кошку выставили за дверь. Геле тогда было 13, она была домашней возрастной кошкой, но ее жестоко бросили. Геля сидела в карантинной клетке и истошно плакала, а когда ее выпустили в помещение с тридцатью кошками, она попыталась уничтожить всех. Ласковая к человеку, Геля оказалась агрессивна к другим животным. Мне приходилось держать ее у себя на коленях и смотреть, чтобы она на кого-нибудь не кинулась. С этого и началась наша дружба. А потом я забрала ее с собой, понадеявшись, что смогу пристроить. Но не смогла, и оставила Гелю себе. И только через 10 месяцев Ангелина выдохнула, расслабилась, успокоилась и поняла, что ее любят, никогда не предадут и не бросят.

И таких сердобольных жителей Донбасса, которые принимали себе брошенных и голодных животных, было очень много.

— Так сложилось, что с нами жили 18 котят и кошек, — рассказала Алина, зооволонтер из Донецка. — Пока мы с дочкой спали на полу первого этажа — так было безопасней — урчащие антистрессы были островком покоя посреди всего этого ужаса, они абсолютно не реагировали на страшные звуки за окном.

Делали операции в бронежилетах

Сначала команда фонда привозила этим волонтерам корм, но потом стало ясно, что массовое скопление животных может привести к вспышкам инфекционных заболеваний, которые могут стать опасны и для человека. К тому же большинство кошек и собак не были вакцинированы и начинали бесконтрольно плодиться.

— И тогда мы поехали на Донбасс с вакциной и организовали выезд первых ветеринарных врачей. Сначала ехать никто не хотел, но когда с нами поехал ведущий ветеринарный невролог страны Василий Кузнецов, поехали и другие. Ветврачи начали массово вакцинировать и кастрировать кошек и собак. Нередко их рабочий день растягивался до 12−14 часов, а делать операции им приходилось под звуки обстрелов.

Сейчас помощь животным Донбасса оказывают директора крупнейших ветеринарных клиник и ведущие специалисты из 13 городов России, а фонд занимается организацией работы ветврачей. В 2022 году команде удалось выиграть два президентских Гранта, также поддерживают их компании-производители кормов и ветеринарных препаратов. Еще большая поддержка идет от самих ветеринарных врачей, которые закупают необходимые корма и лекарства.

Под опекой фонда «Следы человека в живой природе» находится сейчас более шести тысяч животных, многих Анастасия знает поименно.

— Я сбилась со счета, сколько раз я выезжала в гуманитарным ветотрядом на Донбасс, по-моему, 34 раза. И понимаю, это то, чем я всегда хотела заниматься! Семья, конечно, волнуется, но поддерживает меня и с молитвами отпускает.