Екатерина Мизулина обратится в Генпрокуратуру из-за сбоя на ОГЭ в Нижнем Новгороде

По ее словам, апелляцию на ОГЭ школьников заставили писать принудительно.

Источник: Комсомольская правда

К громкому скандалу со сдачей ОГЭ в Нижегородской области, разгоревшемуся накануне, подключилась глава Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина. Напомним, накануне из-за технического сбоя своего экзамена школьникам пришлось дожидаться на протяжении нескольких часов.

— Дети три часа стояли на улице под солнцем, не пускали даже в туалет! Звонки в минобр, городской и районный департаменты ничего не давали. Не были подготовлены списки детей, ноутбуки тоже были привезены в последний момент, — писали нижегородцы в социальных сетях.

Позднее в региональном министерстве образования пообещали, что все школьники, столкнувшиеся с проблемами в этот день, будут допущены к экзаменам в резервные дни.

— В этот день в регионе произошел технический сбой в работе программного обеспечения, в связи с чем сместилось время начала экзаменов в пунктах их проведения, — пояснили в Минобре. — С учетом сложившейся ситуации Государственной экзаменационной комиссией принято решение о допуске всех обучающихся, столкнувшихся с техническим сбоем, к повторной сдаче экзаменов в резервные дни.

Однако сегодня инцидент получил продолжение — к делу подключилась глава Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина. По ее словам, она намерена обратиться в генеральную прокуратуру.

— Подростки и их родители из Нижегородской области пишут о том, что апелляцию на ОГЭ их заставили писать принудительно. Возможности посоветоваться с родителями не было. Звонить родителям запрещали. Дети просидели более 5 часов без еды и воды, в туалеты не пускали. Некоторые простояли на жаре несколько часов до начала. Те, кто дождались КИМов, просидели в школе 10−11 часов. Какой будет результат после такого стресса?

Мизулина обратила внимание на то, что приемная кампания в колледжи начнется уже в конце июня. А значит, некоторые школьники могут попросту не успеть подать документы.

— Таких писем очень много. Я решила все письма собрать и направить в Генеральную прокуратуру, — заключила глава Лиги безопасного интернета.