«Я себя вытянула, но счастья нет». Исповедь мамы убитой Веры Пехтелевой

Четыре года назад молодую студентку в Кемерове жестоко убил бывший возлюбленный, пока соседи пытались дозвониться до полиции.

Больше четырёх лет назад в семье кузбассовцев Пехтелевых произошло страшное горе — их любимую дочь, внучку, племянницу и сестру, 23-летнюю Веру, жестоко убил бывший возлюбленный Владислав Канюс. Он несколько часов издевался над девушкой, пока соседи безуспешно пытались дозвониться в полицию. Когда люди открыли дверь ломом, было уже поздно — студентку нашли задушенной шнуром от утюга. kuzbass.aif.ru рассказывает, как спустя время живёт семья погибшей.

«Ведь зачем-то её забрали?..».

«То короткое, долгожданное счастье иметь чудесного ребёнка, дорогого стоит. Я была очень счастливой мамой и на протяжении 24 лет желала всем такого же материнского счастья. Тогда ещё ничего не предвещало. До сих пор то, что напоминает о моей самой дорогой девочке, красавице и умнице Верочке, причиняет боль», — говорит kuzbass.aif.ru Оксана Пехтелева.

Её давно нет в социальных сетях. Сразу после смерти молодой девушки аккаунты Оксаны и Веры стали взламывать мошенники и просить от имени матери деньги на похороны, памятники и адвокатов. Всё это оплатили пострадавшие и к публичной помощи не обращались. Никто не знает, как живёт семья после трагедии. Но Оксана считает, что рассказать свою историю стоит хотя бы затем, чтобы пережившие нечто подобное понимали: жить дальше можно и нужно.

Когда-то у Пехтелевых была хорошая размеренная жизнь. Потом с отцом Веры, Евгением, Оксана развелась, но каждый из родителей принимал участие в жизни дочери. В 2012 повторно вышла замуж, второго супруга звали так же, как и первого — Евгений. Он работал на шахте «Листвяжной», как и сама Оксана (после взрыва на предприятии в 2021 году, который унёс жизни 51 человека, Оксана не вынесла этой трагедии и уволилась).

Дочка сказу сказала маме: «Это наш чел». После камерной свадьбы на медовый месяц отправились в Таиланд — все втроём: Оксана, Вера и Женя. Жизнь налаживалась, и семья старалась никого не подпускать в их тихое счастье.

Вера с детства занималась вокалом и стала известной в своём родном шахтёрском Киселёвске. Никогда не пела шлягеры, тонко чувствовала песни. Однажды в День Победы на городском концерте Вера перед ветеранами исполнила композицию «Живая река»:

"А над рекою неземной.

Стоит туман изменчивый,

Ты не забудешь голос мой,

Мои слова… ".

Мама Оксана считает, что песня была пророческой. Сейчас она не может её слушать.

«Вера действительно была как журчащая река, тонкий ручеёчек. Настолько была нежная, ласковая, деликатная. Нашу собачку Жужу она всегда звала: “Принцесса, где моя принцесса?” Кто бы с ней не созванивался, все всегда говорили, что у Веры голос ангела. Тогда я умилялась, сейчас я понимаю, что, видимо, был божий промысел… Ведь зачем-то её забрали?» — с болью в голосе размышляет Оксана.

До трагедии у семьи была трёхкомнатная квартира: комната Веры, супругов, зал. Уютно и хорошо, всегда вкусно пахло домашней едой. На кухне мать и дочь понимали друг друга мимикой и жестами, кто обжаривает, кто перчит, кто режет. Любили творить. Были грандиозные планы: приобретать жильё для Веры, в Кемерове или Новосибирске (тогда семья ещё не определилась).

Уговаривать жить.

Первые три месяца после убийства дочери Оксана пыталась уйти за Верой и не всегда понимала, какое время суток. Она до сих пор очень благодарна всем близким, особенно мужу Евгению, который взял на себя всю бытовую работу и постоянно контролировал то, что происходило.

«Когда Верочки не стало, я не готовила полгода. Всё, что любила дочь, вычеркнула из списка. При попытке приготовить что-то её любимое, впадала в истерику и думала, что надо подождать», — говорит kuzbass.aif.ru Оксана.

После мужа убитую горем киселевчанку начали вытягивать другие родственники: мама, папа, сестра, бывший муж, бывшая свекровь… Брат бывшего мужа, Вова Пехтелев, взял на себя общение с адвокатом и изучение документов. Как признаётся Оксана, если бы она начала читать материалы дела, то сошла бы с ума. Друзей не стало, ведь проверку на горе способен пройти не каждый. К счастью, друзья Веры были рядом и до сих пор остаются на связи: иногда звонят, спрашивают, рассказывают про свои дела.

«Они мои детки. Мне достаточно того, что они могут написать: “Теть Оксаночка, мы вас любим”», — делится мама Веры.

Отец Оксаны, дедушка Веры, подполковник, почти всю жизнь прослуживший в армии, очень любил свою первую внучку, ласковую девочку. Он не смог перенести гибель Веры.

«Вечером 14 января узнали сами мы, а 15 утром пошли сообщать моим родителям. Папу сразу повело. Он быстро начал угасать и не так давно ушёл от нас. Я не понимаю, как сама выжила после гибели моего ангела. Видимо, когда стало плохо папе, я поняла, что нужно его спасать. И маму спасать — больно было до такой степени всем, что я взяла на себя функцию успокаивать и уговаривать жить», — вспоминает то ужасное состояние Оксана.

Конечно, хоронить детей — это самое страшное. Оксана считает, что просто необходимо держаться вместе, вытягивать друг друга и пытаться жить дальше ради памяти. Нужно бороться со своим горем, бороться с попытками очернить память твоего ребёнка, бороться за справедливость, как в случае Пехтелевых…

Стала приходить во сне.

После гибели дочь стала приходить к маме во сне. Свою бывшую девушку Владислав Канюс мучил с 18 часов в тот день страшного 13 января, а убивать стал около 3 ночи. Каждую ночь Оксана начала просыпаться в примерное время убийства и физически ощущать присутствие дочери — их комнаты были рядом.

«Я начала сходить с ума. Сна не было вообще. Я боялась, что проснусь, а она ко мне больше не придёт. Это был такой ступор… Когда муж видел, что я начинаю угасать, он принял решение избавиться от того, что напоминало о горе». Спустя время Оксана и Евгений продали квартиру и мебель и купили жильё с той же планировкой, но двушку, без комнаты Веры.

Переезд 1,5−2 года казался для Оксаны катастрофой — в новой квартире было уютно, но не было Вериного запаха и её души. Потом появилась общая группа с теми, кто перенёс похожую трагедию и потерял своих детей — всего больше десяти матерей со всей страны и даже Беларуси. Одна из подруг Оксаны — мама 13-летней Лизы Черновой из Тамбовской области, которую в том же году, что и Веру, избили после дискотеки и закопали в лесу ещё живой. Она умерла от асфиксии.

Спасала бездомных животных.

У Оксаны есть основная работа, но есть особенная деятельность, в память о Верочке. Вера спасала уличных котов: втихушку приносила их в общежитие, где держать животных нельзя, вылечивала (некоторые ветеринарные клиники её уже знали и давали скидки) и пристраивала. Бывшим бродягам давала смешные имена: Бублик, Зефир, Пупсик. А затем следила за их жизнью и просила новых хозяев в случае чего не выкидывать животных на улицу, а позвонить ей.

В преддверии своего последнего Нового года Вера привезла кота одной женщине в Киселёвск и попросила маму записать номер его новой хозяйки — мало ли что. Оксана забыла, а на 40 дней после смерти дочери получила звонок от этой женщины, которая решила поделиться радостью от нового питомца.

«Мне сказали, что кот Веры — теперь их кот и с ним всё хорошо. Я заплакала и ответила, что Веры больше нет, её убили», — со слезами вспоминает Оксана.

Когда появились силы, она стала продолжать то, что делала дочь. Отец Веры Евгений тоже лечит зверей (в основном собак), находит им хозяев, спонсирует приюты. В машине у него всегда собачий корм и вода — на случай, если на трассе по пути на очередное судебное заседание в Кемерово встретится брошенное животное.

«Как я живу? Как-то живу. Стремлюсь, помогаю, успокаиваю других, выслушиваю. Я себя вытянула, очень благодарна за это близким, но счастья нет. Горе время не лечит. Есть добро, надёжность, забота друг о друге, а счастья и будущего нет. Боль осталась и тёплые воспоминания о моём ребёнке», — выводит Оксана Пехтелева.

Евгений Пехтелев, папа Веры, подробности своей жизни рассказывать не стал, но сказал, что первые годы очень сильно переживал смерть дочери. Он живёт надеждой, что все получат по заслугам, в том числе Владислав Канюс, который отправился спустя три года колонии на СВО, после чего был помилован и демобилизован. Сейчас убийца находится на свободе, что, безусловно, отравляет жизнь семье Веры.

«Нас, потерпевших, лишили конституционных прав и свобод. Теперь будем уповать на суд божий», — заключает kuzbass.aif.ru Евгений.