Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 августа 2011, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Хранители Эрмитажа всегда на страже

Резные рамы из драгоценных пород дерева посетители Эрмитажа воспринимают просто как обрамление картин великих мастеров. Никто не задумывается о том, что они сами по себе являются произведениями искусства.

Так, золоченая оправа «Мадонны Конестабиле» на аукционе может стоить сотни тысяч долларов, ведь ее создателем считают самого Рафаэля. У рам, как и у живописных полотен, есть стили, по которым можно определить эпоху: Возрождение, Барокко, Голландский реализм.

Интересно, что именно по раме можно в любом музее мира узнать картины из коллекции нового Эрмитажа. Дело в том что их рамы сделаны в стиле, который так и называют «Эрмитажный». Его разработал в XIX веке архитектор нового Эрмитажа Лео Кленце.

У рам Эрмитажа есть собственный хранитель. Каждый день он обходит анфилады музея, проверяя состояние своих подопечных. Позолота служит не только для красоты, это защитный слой на старинных резных окладах. И именно по цвету золота, проступающей патине и трещинкам Хранитель выявляет рамы с диагнозом «нужна экстренная реставрация». Святая святых — под самой крышей Эрмитажа – Хранилище, где ждут своей очереди почти пять тысяч старинных рам, многие из которых помнят печально известную распродажу музейных ценностей 1930-х годов. Остались лишь резные оклады. Именно в хранилище подбирают рамы для новых выставок, ведь в фондах живопись хранится в свернутом виде. Картин в Эрмитаже более десяти тысяч, рам в два раза меньше. Сначала в компьютере ищут нужный размер.

Хранитель художественных рам Андрей Медведев: «Самое сложное — это квадратные рамы, так как этот формат в рамном деле как-то не прижился, их буквально 5-10 штук».

Часто оказывается, что рама и картина принадлежат одной эпохе, но все равно не подходят по стилю. На окладе XVI века веселые цветы не будут смотреться рядом с живописной сценой казни великомученика. Если нужную раму категорически не подобрать, хранитель идет на хитрости.

«Естественно, мы не имеем возможности менять размер, потому что изменение размера рамы — это уничтожение предмета, мы не можем ее перепилить чтобы сделать меньше, чтобы одеть картину и сделать ее необходимого для картины размера. Но иногда нам помогают некоторые вещи, а именно – так называемые “маски”, — рассказывает хранитель.

Из Хранилища рамы переходят в реставрационную мастерскую. Иногда процесс похож на детективное расследование. Раму зерцала с Петровскими заветами чиновникам восстанавливают уже десятилетие, и все это время в хранилищах идет поиск недостающих фрагментов и образцов. Из мастерской рамы кочуют в музейные залы и обратно. Петербургская влажность деформирует древесину и губит позолоту примерно за полвека, поэтому лучшие творения европейских живописцев изредка меняют наряды. Правда заметить это может только самый внимательный посетитель Эрмитажа.