Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 августа 2011, источник: Nakanune.ru

В Екатеринбурге на день ВДВ пророк Илия послал гром и дождь

В Екатеринбурге в день праздника «крылатой пехоты» прошел дождь и прогремел гром. Надо отметить, что сегодня у православных празднуется Илин-день. И считается, что в этот день происходит  поворот на осень.

Кроме того, именно Илья-пророк по народным преданиям, почитается как небесный покровитель крестьянина, которому подвластны дождь и грозы. 

В Екатеринбурге в этом году все приметы сбываются. На улицах уже видны мужчины в форме ВДВ.  А вообще сегодня в России поздравляют тех, кто служил и продолжает это делать под девизом «Никто кроме нас». О том, какие вопросы есть у десантуры к министру Сердюкову и почему новобранцев учат военному делу по компьютерным «стрелялкам», в интервью Накануне.RU рассказал член центрального совета Союза десантников России, полковник в запасе Владимир Зайцев.

Вопрос: Владимир Петрович, с праздником Вас! Какое настроение сегодня у десантников?

Владимир Зайцев: Спасибо большое за поздравление! Настроение, конечно, праздничное. Мы гордимся службой в ВДВ. Гордимся тем, что мы сделали для России, поэтому настроение хорошее. Есть, конечно, отдельные моменты, связанные с тем, что всё-таки висит над воздушно-десантными войсками угроза сокращения, угроза реформирования, иногда может быть даже необдуманного. Учитывая мой боевой опыт, скажу, что это необдуманное решение руководства Минобороны.

Если говорить о празднике, то думаю, что всё пройдет хорошо, весело, с десантным задором, как положено. Постараемся, конечно, избежать неприятностей. Особенно связанных с купанием в фонтанах. Вообще у нас есть одна фотография, на которой изображены раненые ребята после боя, надпись: «ВДВ — это не только купание в фонтанах». Нужно, чтобы об этом помнили…

Вопрос: Владимир Петрович, возвращаясь к теме реформы армии. Скажите, а что больше всего Вас беспокоит в этой реформе? Что лично Вам кажется наиболее опасным с точки зрения обороноспособности страны, если все нововведения будут внедрены в армии?

Владимир Зайцев: Если говорить откровенно то, то, что говорят сегодня обывателям и то, что говорит наш Министр обороны, — многое не соответствует действительности. Он выдает желаемое за действительное. Я, например, закончив военное училище, потом академию, прекрасно помню то, чему меня учили наши старшие товарищи, к примеру, Маргелов, Сухоруков, да и Суворов об этом еще четко сказал: «Тяжело в учении — легко в бою». Нужно помнить, что армия боеспособна будет тогда, когда занимается именно боевой подготовкой. Вообще любые изменения по работе с техникой или по подготовке бойцов должны быть обоснованными, то есть должны проходить соответствующие учения, во время которых принимаются решения: это нужно нашей армии, а это нет.

Но ведь проблема в том, что сегодня принимаются эти решения необдуманно, не проводится никаких учений. Вот сидят в генеральном штабе люди, им кажется, что так будет лучше, и они принимают такое решение. В советское время такого никогда не было! Любое изменение, любое введение новой техники, изменения тактики действий — всё это обосновывалось на крупных учениях, и после этого только принимались решения, нужно это делать или нет. Сейчас же это всё делается, грубо говоря, огульно.

Вопрос: А если сравнивать с опытом прошлых лет, учений в принципе мало проводится или они не на том уровне проходят?

Владимир Зайцев: Я считаю, что здесь не дотягивает и качество, и количество. Но сейчас хоть побольше стали проводить учения, а раньше, в 90-е годы, из-за недостатка боеприпасов, из-за недостатка горюче — смазочных материалов, материальных средств их количество было здорово ограничено.

А если говорить о качестве, вы знаете, у нас в советской армии было заложено четкое понимание структуры боевой подготовки. Было все основано на опыте наших отцов, которые воевали в годы Великой Отечественной войны. Была четкая система организации учений, начиная от ротных учений и заканчивая дивизионными, дальше идут стратегические учения, окружные, фронтовые и так далее. Это уже определенный цикл, отработанный. годами. И мне кажется, уходить от этого не надо. Например, мне в Югославии довелось служить, и я общался там с американцами. Они всегда поражались, когда мы им говорили, сколько наши солдаты стреляют, сколько наши солдаты водят новую технику, сколько совершают прыжков с парашютом. Они говорили: «Мы лишены такой возможности, у нас этого нет, мы, к примеру, находимся в Германии — у нас на всю американскую группу войск в Германии приходится только один полигон». А у нас же, Вы знаете, в каждой дивизии  был свой полигон, в каждом полку свое стрельбище. И поэтому солдат у нас должен был стрелять каждую неделю. Это в десантных войсках.

Вопрос: В прессу попали фотографии с изображением российской боевой техники – что-то вроде муляжей, на которых приходится обучаться нашим ребятам. Комментарий был такой: «техники своей совсем нет, учимся на надувных танках». При этом все время говорим о закупках за рубежом…

Владимир Зайцев: Я однозначно считаю, что вооружение сегодня должно быть только наше, российское. Никаких закупок не должно быть за рубежом. Вышла накануне статья Млечина в МК в пользу господина Сердюкова, где он пишет, что в связи с тем, что наши предприятия оборонного комплекса завышают цены, нам выгоднее покупать всё за границей, что это, дескать, поможет. Вот и получается, что наша броня не сберегает наших солдат. Об этом думать надо! Общаясь с теми же американцами, изучая их технику, я не скажу, что у них техника лучше, чем наша. Может быть, там электроники побольше, но по качеству, по тем критериям, что нужны для боя, тут мы еще дадим фору.  Наша техника более проста в эксплуатации, она более надежна, более проходима. Да, там может быть меньше современных средств, но это же всё дело наживное. Догоним когда-нибудь мы и американцев, и Европу в этих вопросах, но Вы поймите одно – наше оружие должно у нас обслуживаться.

Если нам поставить сейчас боевую машину или танк западного образца, то, что будет? К нам будут ездить из Франции специалисты, чтобы обслужить эту технику. Это обойдется во сколько? Кроме того, техника выходит из строя. Сами понимаете, солдаты молодые, они иногда учатся только на этой технике, выводят из строя что-то. Одно дело, когда представитель завода, расположенный в нашей стране, к нам приезжает — ну поругают нас, сколько раз это бывало, что попадало командирам, но всегда руководство завода шло на встречу, отремонтирует, доведет все до ума. А если техника будет из-за рубежа? Это, значит, что и запчасти, и боеприпасы там придется покупать. А вдруг наступит такой момент, когда эта страна станет нам не дружественной? Она просто прекратит нам поставлять все это. С чем мы останемся тогда? Нужно заставить нашу оборонку работать так, как положено. Дальше добиваться, чтобы наша техника была не хуже, чем на Западе, но ни в коем случае не идти по этому пути.

Вопрос: Владимир Петрович, помните события прошлого года, когда в Москве на Поклонной горе собрались десантники, да в регионах тоже прошли митинги, на которых высказывалось недовольство работой Сердюкова и Минобороны в целом? Планируется ли проводить подобные акции, ведь проблемы так и остались нерешенными?

Владимир Зайцев: Тогда наш митинг был связан с тем, что Министр обороны по-хамски обошелся с начальником Рязанского военного училища. Его некорректные высказывания в адрес начальника училища прозвучали оскорбительно для всех десантников. Человек, который никогда сам не воевал, к армии никакого отношения не имеет, вдруг начинает так себя вести по отношению к начальнику училища, боевому генералу, герою России. Это вызвало у нас, конечно, возмущение, но, видимо, Министерство обороны сделало кое-какие выводы после нашего выступления. Сейчас незаметно, чтобы Министр обороны где-то хамил в отношении военнослужащих.

Вопрос: Одно дело – хамство, другое – вообще работа Минобороны, разве она вас утраивает?

Владимир Зайцев: Конечно, нет. Помните у Крылова: «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник»? Вот и у нас получается, что Министр обороны в армии не служил, Министр здравоохранения врачом никогда не была, Министр сельского хозяйства вообще никакого отношения к этой отрасли не имеет. Вот пусть трижды наш Министр обороны будет хорошим менеджером, как его восхваляют некоторые, но он никогда не был в бою, он не понимает, что это такое. Вот показывают по телевидению, какие классные учения проводят у нас, сидят солдаты и на компьютерных тренажерах ведут бой, что-то типа компьютерных игр. Я к этому отношусь крайне отрицательно. Ведь пока солдат на поле боя не научится окапываться, не научится быстро определять, где какие ориентиры, куда вести огонь, ничего не будет. Это можно увидеть всё только в поле, а не на компьютере. Смоделировать обстановку на компьютере такую, как в реальном бою, нельзя. Да, можно как часть элемента боевой подготовки это использовать, но когда это выдается в целом за подготовку… Мне вообще становится страшно, что за это солдат будет, который, кроме компьютера, узкого экрана, ничего не знает, а, попав в бой, он растеряется, он знать не будет, потому что у него только его поле, ограниченное этим экраном.

Вопрос: Владимир Петрович, служить в ВДВ раньше считалось престижным, говорили — это элитные войска. Скажите, сегодня такое отношение к войскам осталось?

Владимир Зайцев: Да, оно всегда было так, есть и остается. Не идут в ВДВ люди трусоватые, не идут карьеристы и тому подобные, в ВДВ идут романтики, которые воспитаны на фильмах про десантные войска. Те, кто понимает, что Родину нужно защищать. Как правило, человек слабый по натуре не пойдет в десантные войска, зачем ему жизнью рисковать, прыгать с парашютом? Кроме того, он знает о том, что десантные войска всегда участвуют в боевых действиях. А наши ребята, те, кто служил и служит в ВДВ, очень гордятся этим.

Вопрос: Вы сказали про Югославию, что служили там. Сегодня нет такого государства, а сильные мира сего пытаются уничтожить сербов как нацию. Вы отслеживаете события, которые там происходят?

Владимир Зайцев: Конечно. Однозначно, идет подавление сербской национальности, унижение сербов, потому что они православные. То, что сегодня происходит в Косово, а это сербская территория, которая незаконно передана албанцам, это растаптывание сербского народа.

Вопрос: Обидно было, когда мы уходили из этой страны?

Владимир Зайцев: Конечно, очень обидно. Единственный хороший жест в этой ситуации в свое время сделал наш премьер Примаков, который развернул самолет, когда американцы начали бомбить Сербию. А вообще, можно сказать, мы предали сербов.

Вопрос: Некоторые из них все еще надеются на помощь России…

Владимир Зайцев: Все зависит от политического руководства нашей страны. Нашему народу дай клич, мы всегда поможем. Последнее отдадим. Но как решит руководство страны, тут вопрос более сложный.