Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 августа 2011, источник: РИА Новости

Героин. Война не на смерть, а за жизнь

ТОМСК, 2 авг – РИА Новости, Элеонора Черная.  Алексей Бервено, сын ведущего нарколога одного из российских регионов, в детстве насмотрелся на пациентов наркодиспансеров: синие от уколов руки наркоманов, муки ломки, отчаяние и заплаканные глаза родителей.

Все это он видел не в кино, а в реальных больничных палатах. Спустя годы Алексей стал настоятелем церкви в Томске и по-своему старается помочь тем, кто оказался слабее наркомании.

Материнская молитва со дна моря достает

— Молюсь и верю, что это поможет, — говорит томичка Наталья Иванова. На протяжении нескольких месяцев она приходит в Свято-Троицкий храм, чтобы помолиться за сына-наркомана. Вместе с ней о спасении своих сыновей молятся и другие матери. Отцы в церковь почти не приходят. Так уж сложилось, что у историй про борьбу с наркоманией преимущественно два постоянных героя – сын и мать.

Молебны об исцелении от наркотической зависимости проводятся в храме каждую субботу. Они начались еще в марте этого года по инициативе настоятеля церкви — протоиерея Алексея Бервено.

Десять женщин в светлых платках  молча проходят в залы храма. Всем далеко за 40 лет. Настоятель начинает богослужение.

— Господи, призри милостиво раба твоего Андрея, Виктора, Максима, Ивана…  прельщенных лестью чрева и плотскаго веселия. Даруй им познать сладость воздержания в посте и проистекающих от него плодов Духа. Аминь.

Уступили в нескольких боях, но не сдались…

После молебна, который длится буквально 15-20 минут, женщины и настоятель проходят в соседнюю с храмом трапезную. Здесь рассаживаются по лавкам у стола: Алексей Бервено по одну сторону, матери – по другую.

— В церковь меня привела беда, — рассказывает Наталья Иванова. — Хочу помочь своему сыну. Ему 32 года. И только два года назад я узнала, что сын зависим. При этом он употреблял наркотики около 15 лет. Эта правда причинила страшную боль.

Женщина не может сдержать слез и на минуту замолкает.

— Здесь я получаю облегчение, успокоение, надежду и, самое главное, веру, — продолжает Наталья. — Конечно, выздоровление сына зависит, прежде всего, от него самого. Но и я хочу помочь. Как только узнала о том, что он наркоман, стала ходить в группы созависимых. Это что-то вроде групп для анонимных наркоманов, только именно для их родных и близких. Было сложно прийти в первый раз. Бывало, что доходила до дверей, а потом разворачивалась и убегала. Однажды все же решилась войти. С тех пор учусь жить по-новому и бороться. Мы проиграли несколько боев, но не всю войну.

В семье Натальи двое сыновей. Она и ее муж всегда делили поровну на детей любовь и заботу.

— Один сын нормальный, а второй… Он борется, уже 13 месяцев остается чистым. Это вторая попытка порвать с героином. Заработал отпуск, уехал на 10 дней. Когда уезжал, я ему сказала: «Ты посмотри, как люди живут нормальной жизнью. Отдыхают, купаются, наслаждаются. Без наркотиков». …Нам кажется, ну что тут сложного – нужно просто не колоться. А им, наркоманам, сложно, им надо всю душу перевернуть, все мозги. Это страшно…

Ударить по всем фронтам

Почти всех сыновей этих женщин Алексей Бервено знает в лицо. С некоторыми он встречается после молебнов, с другими – в областном наркологическом диспансере. Здесь протоиерей работает на внештатной основе: проводит беседы с наркоманами  в отделении психологической реабилитации.

— Для них одна из важных потребностей – общение. Я и мои коллеги рассказываем им о жизни святых, о примерах праведности и просто общаемся. Ведь церковь — это не просто здание, а люди, у каждого свои планы. Вот мы и рассказываем о них, стараемся привлечь к работам, проектам. Многим ребятам это интересно, — говорит настоятель храма.

Пациентов наркологического диспансера Алексей Бервено иначе как «ребятами» не называет. Объясняет, почему: большинство их тех, кто «проиграл» свою жизнь наркомании – молодые, некогда перспективные люди.  Много среди них недоучившихся студентов, которые бросили вуз из-за героина.

— К проблемам наркомании я причастен с детства. Моя мать — заслуженный фельдшер-нарколог, 40 лет отработала в наркологии. Я вырос в наркологических диспансерах. Потом приехал в Сибирь. Но одно дело быть причастным, другое – «разгореться» внутренне к этому ко всему. Меня «зажег» мой друг Александр Новопашин (настоятель храма Александра Невского в Новосибирске). Он занимается проблемами наркомании уже более девяти лет. Теперь и мы, по примеру Новосибирской епархии, проводим молебны об исцелении от наркотической, игровой, алкогольной зависимостей. А после – пьем чай с родителями, приглашенными наркологами и психологами.

По словам Алексея Бервено, молебны такого рода должны сопровождаться встречами матерей со специалистами.

— Надеяться на то, что я прочитаю Евангелие, и у наркомана уйдут депрессии, которые мешают отказаться от героина, не нужно. Одними молитвами и разговорами не поможешь. Необходимо бороться комплексно. Пить витамины для мозга, заниматься какой-то работой, обращаться к врачам.

Протоиерей уверен, что «наркомания – это болезнь отравленного тела».

— "Ломка" – не самое страшное, что ждет наркоманов. Она без проблем снимается в наркологических диспансерах, реабилитационных центрах. Пожизненная беда наркозависимых – это внезапные беспричинные депрессии и неадекватность мышления. Наркоманы травят свое тело, которое неразрывно связано с душой, поэтому ей и достается. Помочь наркозависимым может сочетание духовно-нравственного восстановления личности с профессиональным медицинским лечением организма. Что мы и делаем: при Свято-Троицкой церкви обязательно будут работать врачи-наркологи и психологи из наркологического диспансера, с которым Томская епархия заключила соответствующий договор о сотрудничестве….В этой войне, как говорится, все средства хороши…