Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 августа 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

Августовский звездопад испортит полная Луна

МОСКВА, 9 авг — РИА Новости. Один из самых мощных звездных дождей года — метеорный поток Персеиды — в этом году нельзя будет увидеть во всей красе из-за полнолуния, которое придется как раз на период максимума активности потока, сообщает Международная метеорная организация.

Метеоры возникают, когда в атмосферу входят и сгорают микроскопические частицы. Звездные дожди, как правило, связаны с прохождением Земли через потоки частиц, которые оставляют за собой кометы.

За звездопад Персеиды «ответственна» комета Свифта-Туттля (109P/Swift-Tuttle), открытая в 1862 году. Она порождает метеоры, которые с точки зрения земного наблюдателя летят из точки (радианта) в созвездии Персея, по которому звездопад и получил свое название. Это один из самых мощных потоков, который в 1990-е годы порождал настоящий «звездный ливень», когда за час можно было насчитать более 400 метеоров.

В последние годы интенсивность Персеид несколько снизилась, однако поток остается одним из лидеров по «мощности». Специалисты ММО прогнозируют, что в этом году число метеоров в период максимума составит около 100 в час.

«Мы ожидаем, что пик активности — примерно 100 метеоров в час — будет достигнут 12-13 августа. К несчастью, большая часть этих метеоров не будет видна из-за яркого света Луны, которая войдет в фазу полнолуния 13 августа», — говорится в прогнозе.

МЕДЛЕННЫЙ ПОДЪЕМ И БЫСТРЫЙ СПАД

В настоящее время активность потока медленно растет — по данным на 9 августа она составила около 20 метеоров в час. «Он нарастает примерно до 16-го числа, а потом за два дня резко падает, почти до нуля. После 18-го уже почти не останется», — сказал РИА Новости ведущий научный сотрудник Института астрономии РАН (ИНАСАН) Александр Багров.

По его словам, поток Персеид состоит из полутора десятков разных «ветвей», некоторые из них могут быть мощнее, некоторые слабее, поэтому максимум потока может сдвигаться, как по дате, так и по мощности. «Иногда одни ветви мощнее, иногда другие. Максимум бывает между 12-м и 16-м числом, в зависимости от года», — сказал собеседник агентства.

Он отметил, что в прогнозах указывается так называемое зенитное часовое число метеоров ZHR, но оно очень условно, и такое количество метеоров на практике увидеть нельзя. «Оно означает, сколько было бы метеоров, если бы радиант потока был бы прямо в зените — точно над головой, и если бы мы замечали все метеоры до шестой звездной величины (уровня яркости, при котором звезду еще можно видеть невооруженным глазом)», — сказал ученый.

В прошлые годы за метеорами следили специальные группы: участники наблюдений ложились в круг на землю, и, вооружившись биноклями, следили каждый за своим сектором неба. Увидев метеор, они вслух называли его примерную яркость и направления движения, и все эти данные фиксировались секретарем.

Однако теперь эра визуальных наблюдений прошла — появились телевизионные камеры высокой чувствительности и очень мощные объективы.

«Сейчас мы этими установками фактически заново исследуем всю метеорную астрономию, потому что при визуальных наблюдениях было очень много субъективизма. А это будет настоящая, объективная регистрация, которую можно перепроверить, переизмерить, показать, что это наблюдения объективные», — сказал Багров.

Он и его коллеги ведут наблюдения Персеид одновременно с двух точек — из Звенигородской обсерватории ИНАСАН и с наблюдательной площадки под Истрой. Расстояние между ними составляет около 20 километров, и одновременные наблюдения из двух мест сразу создают «стереоэффект», который позволяет определять высоту, направление полета и точные параметры орбит каждого метеора.

По словам Багрова, телевизионные установки, поле зрения которых составляет 50 градусов, позволят увидеть около 30-50 метеоров в час.

КАМНИ СРЕДИ ПЕСЧИНОК

Средний размер метеороидных частиц, которые можно увидеть невооруженным глазом, составляет от долей миллиметра до сантиметра, однако в метеорных потоках могут встречаться и весьма крупные объекты.

«Если вы видите метеор такой же яркости, как самая яркая звезда, то это примерно один грамм — один сантиметр. Самые маленькие метеоры, видные невооруженным глазом, имеют размер порядка 0,1 — 0,01 миллиметра и вес в несколько миллиграммов. Самые маленькие частички сгорают примерно на высоте 110-100 километров, побольше — долетают даже до 70-60 километров», — говорит Багров.

Метеоры, яркость которых превышают яркость Венеры, переходят в следующий класс — класс болидов. Их порождают «булыжники» весом в килограммы. В некоторых случаях полет болидов может заканчиваться падением метеорита — если скорость не настолько высока, чтобы камень полностью сгорел в атмосфере.

В 1994 году специалисты ИНАСАН начали программу поиска в метеорных потоках крупных объектов, размером порядка 10 метров. «И действительно, в некоторых потоках, в том числе в Персеидах и Каприкорнидах, несколько таких тел было обнаружено», — сказал Багров.

«Луна мешать будет, но самые яркие метеоры мы все равно увидим. Главное, когда вы увидите падающую звезду — это успеть загадать желание», — заключил ученый.