Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Семейное дело — шпионаж: каково быть сыном тайного агента ЦРУПитер Лэнг-Стентон решил сделать радиопередачу, чтобы рассказать о той роли, которую его отец сыграл в одной из крупнейших секретных миссий в американской истории
11 августа 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

Ретроспектива Маккуина в Нью-Йорке установила рекорд посещаемости

НЬЮ-ЙОРК, 11 авг — РИА Новости, Лариса Саенко. Посмертная персональная выставка одного их самых противоречивых кутюрье мира Александра Маккуина «Дикая красота» в музее Метрополитен Нью-Йорка установила абсолютный рекорд посещаемости и вошла в десятку самых посещаемых выставок в 140-летней истории музея, сообщил Метрополитен.

Более 600 тысяч человек отстояли многочасовые очереди — порой, более четырех часов, — чтобы познакомиться с творчеством художника. Небывалое число посетителей — более 28 тысяч — приобрели абонемент музея, было продано также около 100 тысяч каталогов. В минувшие выходные, последние дни выставки, музей продлил работу до полуночи, но всем желающим попасть в зал галереи так и не удалось.

«Мы испытываем огромное удовлетворение от того, что число посетителей, увидевших эту сильную выставку работ Маккуина, установило рекорд. Шоу стало данью памяти художественному дару дизайнера», — заявил глава Метрополитен Томас Кемпбелл.

Нью-Йоркская рестроспектива стала также своеобразным посмертным шоу Маккуина — работы были представлены под музыку, с мультимедийными и лазерными эффектами, демонстрацией фрагментов записей самых нашумевших шоу.

В Метрополитен можно было увидеть все периоды творчества Маккуина, начиная с его самой первой коллекции «Нигилизм», концептуально определившей стиль дизайнера. В отличие от многих кутюрье, сын лондонского таксиста приобщался к миру высокой моды не на светских раутах, а в портновских «низах»- он попал подмастерьем в ателье в 16-летнем возрасте.

Нарушенные правила

Пройдя по царственным залам Метрополитена с его бронзово-хрустальными люстрами и холстами в золоченом багете, попадаешь в другой мир — сумрака, мистической музыки и манекенов, у которых нет лица.

«Ты должен знать правила, чтобы нарушать их. За этим я здесь — разрушать правила, но сохранять традиции», — фразы Маккуина сопровождают каждую коллекцию и некоторые отдельные экземпляры, словно после смерти он объясняет нам, что хотел сказать.

Сорокалетнего кутюрье в феврале прошлого года нашли дома повешенным. Он был в расцвете сил и на вершине славы.

В залах Метрополитен разместились костюмы утопленниц и невест, королев и жертв насилия, колдуний и цветочных фей. Голограмма, которую можно увидеть лишь подсматривая в щель между досок, демонстрирует зарождение красоты: белая точка из тьмы обретает форму струящегося в спиральном кружении «платья медузы». Наряд представляла Кейт Мосс.

Маккуин состоял из парадоксов: не скрывающий своей гомосексуальной ориентации, он бесконечно поклонялся женщине, ставшей источником его вдохновения. Он утверждал, что постоянно балансирует между жизнью и смертью, радостью и грустью, добром и злом. Его коллекция «Романтическая готика», представленная в сумрачном зале, декорированном стилизованными старыми зеркалами до потолка, была навеяна мистикой Эдгара По.

«Люди иногда находят мои вещи слишком агрессивными. Я не вижу их агрессивными. Я вижу их романтичными, взаимодействующими с темными сторонами личности», — предваряет этот зал цитата художника.

Ретроспективу 19-летней творческой карьеры дизайнера удалось собрать в Метрополитен благодаря американскому «Институту костюма», личным архивам Маккуина и его дизайнерского дома, сохраненным парижским коллекциям дома Givenchy и многочисленным частным коллекционерам, представившим Нью-Йорку странные вещи, малопригодные для обычной жизни. Его вычурные туфли на платформах-ходулях не будут носить никогда, их отказывались надевать на подиум даже модели. Хотя в массовой культуре их увековечила Леди Гага в клипе Bad Romance.

Жизнь коротка, искусство вечно

Первая коллекция Маккуина была создана в колледже искусств Святого Мартина — серые облегающие сюртуки с крыльями вместо рукавов продемонстрировали необычный взгляд дизайнера и собственный почерк. Затем он работал у японского модельера Кодзи Тацуно, у итальянца Ромео Джильи в Милане, а в 1997 году занял место арт-директора в доме Givenchy вместо Джона Гальяно.

В новом тысячелетии Маккуин года ушёл из Givenchy, чтобы запустить собственную линию модной одежды и именно новый век принес ему славу провокационного кутюрье из-за шокирующих шоу и негламурной философии, проявившейся не только в коллекциях странной одежды, но и в афоризмах.

«Я буду счастлив только тогда, когда перестану заниматься модой, а перестану я этим заниматься только тогда, когда буду счастлив», — заметил при жизни дизайнер, многократно завоевывавший титул лучшего в Британии.

Маккуин утверждал, что сознательно хочет своими шоу эпатировать гламурную публику, показать ей саму себя, доказать, что красота — это не «прикид», а нечто, идущее изнутри. Он признавался в нелюбви к своему прижизненному зрителю — «фэшн-тусовке» (например, одна из коллекций носила непроизносимое название Supercalifragilisticexpialidocious).

Американские СМИ недоумевают: отчего выставка покончившего с собой эстета вызвала столь массовый интерес, отчего валом шли на элитарного кутюрье совершенно рядовые американцы, те самые — в пресловутых майках, трусах и тапочках, стоически проводившие в очередях по четыре часа на небывалой жаре?

«Это красиво. Это завораживающе. Это стоит увидеть», — объяснила стоящая позади немолодая чернокожая американка, которая пришла в музей, увидев по телевизору новостной сюжет.

Выставка Маккуина в Метрополитен — о душе и теле, жизни и смерти, политике и цивилизации, вечном и мимолетном. На предметах «Дикой красоты» — ощущение тлена и мистической грусти. Близкие художника считают, что он не смог выйти из депрессии после смерти матери, и покончил с собой спустя несколько дней после ее ухода.