Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 августа 2011, источник: Вести.Ru

Американское шоу про русских поставило критиков в тупик

В американском телеэфире — новое реалити-шоу «Матрешки». Его главные герои — выходцы из бывшего СССР, ныне живущие на Брайтон-бич. Первую из 12 новелл уже показали по телевизору. Впрочем, критикам шоу явно не понравилось. Они посчитали, что главный критерий для отбора участников — недостаток ума и привлекательная наружность.

Американское телешоу об американцах-иммигрантах из бывшего Советского Союза хотели назвать просто «Брайтон-бич». Но пересмотрев отснятый материал, сошлись на циничном 'Russian Dolls («Русские куколки»), чем тут же вызвали подозрения критиков. Такое название часто встречается в рекламе службы эскорта — женщин легкого поведения.

«Они даже в объявлениях на кастинг писали, что “мы ищем женщин легкого поведения”, которые любят водку и погулять», — рассказывает активист русскоязычной общины, журналист Ари Каган.

«Это шоу про русских, и как мы все живем», — поясняет Диана. Девушка иммигрировала из Молдавии. Но в Америке так привыкли. Знаешь русский язык, живешь на Брайтоне – значит, русский.

«Дело не в силиконовых губах. Просто я считаю, что в нашей русскоязычной общине есть и другие женщины», — продолжает Ари Каган.

Есть они и в шоу. Здесь — 8 главных героев. Полгода они жили под присмотром телекамер.

«Были моменты, и, может, я учила новый стишок, и, конечно, в эти моменты где-то пили водку, — рассказывает Рината. – И, конечно, водка была более интересна, чем поэзия, для этого фильма».

Среди героинь – 54-летняя Ева, мать Майкла Левитиса и свекровь его жены Марины — владельцев ночного клуба. Женщина мечтает петь и танцевать.

О «Русских куколках» написали все газеты. Но среди груды отзывов невозможно найти сколь либо одобрительную рецензию. Негодования критиков в США понятны, ведь Брайтон-бич – это срез американского общества.

«Все любят иметь красивые машины, красивых девочек, кушать вкусно», — рассуждает Диана.

«Чтобы наш район поднимался, чтобы молодое поколение подрастало, и все шло в гору, нужно такое шоу», — считает Марина Левитис.

Реальный Брайтон — известная улица под метро-мостом — как будто застыла в 90-х: спортивные костюмы и пирожки на улицах, английская речь здесь — большая редкость. Все-все вывески с колоритом: если мода — то «от Зины», а еда – «от Татьяны». Местным понятны названия магазинов, аптек, объявления на столбах, надписи на тротуарах.

Александр шоу смотреть не будет — не поймет. Его друг Паша — тоже, но попробует. «Это шоу с девочками с силиконовыми грудями и губами. Конечно, надо посмотреть», — считает он.

Русского в «Куколках» или «Матрешках» — как их еще называют — только водка, пиво, баня и борщ. Проблемы все равно местные — американские. Диана бросает парня, потому что он — из другой испаноязычной общины, а Аня раздумывает о том, чтобы начать встречаться с чернокожим. Марина, тем временем, выбирает бриллианты, а ее муж, который в реальной жизни проходит по громкому делу о коррупции и лжи агентам ФБР, — весь в бизнесе.

«Когда в жизни что-то “на мази” не идет, мы показываем и положительные и отрицательные моменты», — отмечает Майкл Левитис.

Такого шика и богатства, как в шоу, ни на улице под мостом, ни на океанском променаде, конечно, нет. Гламур — из других нью-йоркских районов. А Брайтон, пусть, и русскоязычный, но в другой стране — за океаном. И с тех пор, как сюда приехал известный киногерой, он мало изменился.

Шоу давно отснято, но оно как будто продолжается. Все те же «Бентли» и «Роллс-Ройсы», икра и водка в сердце гламура Брайтон-бич — здесь все сияет, как манхеттанские небоскребы. И, пусть, до них около часа езды, шоу, наверняка, найдет своего зрителя, но едва ли он переключится на «Русских куколок» в надежде разгадать тайны русской души.