Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 августа 2011, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Новая история Новой Голландии

«Диснейлэнд на фоне исторических декораций» — так, если верить интернет-опросам, петербуржцы отзывались о самом таинственном острове Петербурга – Новой Голландии — после того, как впервые за 300 лет его открыли для посещения.

Как выяснилось, горожане ожидали, что за высокими стенами сохранилось немного больше истории. Ведь у многих с этой историей переплелась вся жизнь. Историк Татьяна Соловьева рассказала: «Я коренная петербурженка, вся моя жизнь прошла возле Новой Голландии. Я прохожу мимо этого места и помню запах персидской сирени».

Окна дома Татьяны Соловьевой выходят как раз на ворота Новой Голландии, так что у нее была возможность «заглянуть за забор» даже в те годы, когда островом еще владели военные. Впрочем, больше информации ей дали архивы. Исследований известного петербургского историка хватило бы для того, чтобы изменить несколько страниц городского путеводителя. Например, тех, что рассказывают о знаменитой арке. Татьяна Соловьева подняла самый сложный из исторических вопросов — вопрос авторства. «Я сейчас твердо знаю, что архитектор Чевакинский, основной архитектор Новой Голландии, задумывает пилоны, а Деламот предлагает просто арку — как в Гостином дворе, рядовую арку. Но архитектор Герард повышает эту арку и, сам того не понимая, создает идеальные пропорции», — рассказала она.

Основное же открытие Татьяны Соловьевой могло бы изменить новую историю Новой Голландии и повлиять на ее грядущую реконструкцию. Историку удалось доказать, что на острове существовал дворец Петра Первого.

Ссылки на строение были найдены все в тех же архивах: 3 марта 1732 года генерал-фельдмаршал граф Миних принес в кабинет Анны Иоанновны следующий доклад: «Понеже Канцелярия от строений отягчена многими делами: того ради Ваше Императорское Величество не соизволит ли строение здешней и Шлиссельбургской крепостей отдать в ведомство Канцелярии Главной Артиллерии и Фортификаций, а дворцы Вашего Величества… и прочее, что к дворцам и приморским Вашего Величества домам принадлежит, поручить Дворцовой Канцелярии». Вскоре последовал ответ Анны Иоанновны: «Сенат приказали: по доношению генерал-фельдмаршала графа фон Миниха, имеющуюся на Адмиралтейском острову именуемую Новую Голландию и в ней дворец и пруд, который был в ведомстве Полицмейстерской Канцелярии, по силе именного Её Императорского Величества указа сего марта 13 дня принять ныне в ведомство Дворцовой Канцелярии».

«Я нашла карту, которую представляли на чтениях, карту из Америки, и там существует этот дворец. Он двухэтажный с небольшим мезонинчиком, и прудик там указан. Ни на одной нашей карте его нет», — рассказала Татьяна Соловьева.

Все ссылки и обоснования историк передала в Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры с надеждой, что новые исторические факты позволят вовремя пересмотреть варианты реконструкции острова, тем более, что все конкурсные проекты предусматривают новое строительство. Она считает, что если что-то и строить в Новой Голландии, то только дворец в духе петровского барокко, а остров посвятить основателю Санкт-Петербурга.

Так или иначе, Татьяна Соловьева надеется, что архитекторы, которые будут разрабатывать проект реконструкции Новой Голландии, бережно отнесутся к сердцу Петербурга, и это не просто красивые слова. Если смотреть на остров сверху, он в форме сердца и есть.