Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
ВИА Гра в Тель-АфареКак десятки россиянок уехали за мужьями в ИГ, а оказались в багдадской тюрьме
30 августа 2011, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД, (новости источника)

Петербурженка внезапно узнала, что сидит в «Крестах»

Много неожиданного и мало приятного узнала о себе петербурженка Ольга Т., обратившись за кредитом в инвестиционный фонд. «Служба безопасности изучила ее досье и обнаружила порочащие факты: потенциальная клиентка дважды привлекалась к уголовной ответственности и один раз содержалась под стражей», сообщает пресс-служба Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге.

Женщина оказалась в сложной ситуации. Она не только осталась без денег, которые нужны были, чтобы рассчитаться с долгами, возникшими после скоропостижной смерти отца, но и осталась оболганной. Даже после обращений в правоохранительные органы, Ольга не только не смогла найти ответ на вопрос, как это произошло, но и добиться исключения из «криминальной базы» своего имени.

«Такого не может быть»

Как рассказала газете ВЗГЛЯД сама Ольга Творогова, о «судимостях» она узнала 6 августа, после того, как в банках ей отказали в кредите. «Сначала я вообще не понимала, в чем дело. Там мне сказали, что они имеют полное право не сообщать, почему отказано в кредите. Но потом в фирме-посреднике мне пояснили, что у меня якобы есть приводы в милицию. Я сказала, что такого не может быть. Тогда мне посоветовали обратиться в информационный центр на Литейном, где банки запрашивают информацию о своих будущих клиентах и т.д.», — рассказала Ольга Творогова.

Там Ольга с огромным удивлением обнаружила, что в информационной базе она проходит, как наркоманка-рецидивистка, дважды судимая за употребление и сбыт наркотиков, а сейчас — судя по документам — вообще находится в СИЗО «Кресты». Причем, выяснилось, что попала она в «уголовную базу» еще восемь лет назад.

Чтобы исключить недостоверные сведения о себе из базы ИЦ ГУ МВД, Ольга обратилась в полицию. Однако, по признанию женщины, судимости «висят» на ней до сих пор. В полиции ее попросили предъявить справки о непричастности к тем преступлениям. Однако ни в отделе дознания на Кондратьевском проспекте, ни в следственном управлении на Минеральной улице петербурженке не смогли выдать нужных справок. Там предположили, что дела, возможно, переданы в суд Калининского района. Но и в архиве суда нужных справок не нашлось.

«Я также написала заявление в городскую прокуратуру, там пообещали разобраться, но сказали, что не быстро, в течение двух-трех месяцев», — призналась Творогова.

И наконец, потерпевшая обратилась за помощью к Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге Алексею Козыреву. Омбудсмен был удивлен произошедшим не меньше, чем сама Ольга. «Мне просто как человеку это интересно, я это дело добью до конца. Потому что мне трудно даже себе уяснить, как такое вообще могло произойти», — прокомментировал ситуацию Козырев, слова которого приводит 100ТВ.

Из аппарата Уполномоченного были направлены письма с просьбой разобраться в произошедшем в прокуратуру Калининского района Петербурга, на чьей территории были зарегистрированы преступления, приписываемые Ольге, а также в ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области. «Пока они молчат, но сроки еще не вышли», — отметил Козырев.

Между тем, как выяснила газета ВЗГЛЯД, в канцелярию прокуратуры Калининского района письмо от городского омбудсмена до сих пор не пришло (а прошло уже 18 дней с момента его отправки). В пресс-службе ГУ МВД по Петербургу пока не смогли прокомментировать сложившуюся ситуацию и попросили время, чтобы дать официальный ответ.

Памятливая одноклассница

Между тем, выяснилось, что в базу данных людей с богатым криминальным прошлым Ольга Творогова попала все-таки не случайно. Оказалось, что в этом замешана ее бывшая одноклассница Ирина.

«Когда мы с мужем ездили по всем отделениям, по всему Калининскому району, где были заведены уголовные дела, приписываемые мне, то нашли информацию об одной женщине. Я увидела ее фотографию, ее имя и поняла, что это моя бывшая одноклассница. Тогда мы стали запрашивать информацию уже на нее. И нашли в ее уголовном деле много интересного… О том, что она представлялась когда-то моими именем и фамилией. И еще фамилией еще одной, другой нашей одноклассницы», — рассказала Ольга.

Мошеннице сыграло на руку то, что Ольга Творогова, выйдя замуж, не меняла фамилию и проживала по одному и тому же адресу со школьных времен. Одноклассница, видимо, при задержании, продиктовала милиционерам данные на Ольгу. А они «забили» их в базу и почему-то не стали перепроверять.

«Не знаю, почему так случилось, самой интересно. Я была в шоке, когда узнала, что вот уже восемь лет — а в базу меня внесли еще в 2003 году — живу с клеймом преступницы-рецидивистки, — призналась Творогова. — И если бы не случайность, я бы и дальше жила в неведении. В банк мы пошли за кредитом после того, как умер мой папа. А так бы еще, может быть, много лет не обращались».

Ольга рассказала, что с одноклассницей не виделась около десяти лет. После школы они общались какое-то время, но их пути разошлись, когда знакомая увлеклась наркотиками. Что с одноклассницей сейчас, сидит ли она в СИЗО, как следует из досье на Ольгу, самой Ольге неизвестно.

Как это бывает

О том, как добропорядочная петербурженка могла попасть в такую ситуацию, газета ВЗГЛЯД спросила известного петербургского адвоката Андрея Березуна.

«Да, интересный случай. Бывает, конечно, что карточки в базу данных не доходят. О прекращении уголовного дела или об оправдательном приговоре. У меня была клиентка, которую освободили по амнистии. А потом она захотела получить загранпаспорт, но ей отказались выдавать документ. Оказалось, что она до сих пор по бумагам находится в СИЗО. Но там проблема решилась быстро. У нее были документы об освобождении, постановление суда. Она предоставила нужную информацию и в базе изменили данные», — пояснил адвокат.

Что касается нынешней ситуации, по словам Березуна, могла иметь место следующая ситуация: «Вероятно, эту бывшую одноклассницу когда-то давно задержали, она дала неправильные данные, оговорив подругу, а потом уже эти данные не сняли с базы. Как такое может быть? Смотрите сами: на улице задерживают человека. При себе у него нет документов. Человек начинает громко и уверенно диктовать чужие имя и фамилию, дату рождения и адрес, которые хорошо знает. Сотрудники полиции проверяют данные со слов задержанного по центральному адресному бюро и выясняют, что такой человек действительно есть, действительно проживает по такому-то адресу. И гражданин “вбивается” в базу. Потом уже в ходе расследования выясняется, что задержанный назвал чужие данные. И тогда в базе должны поменять Иванова на Петрова и т.д. И вот тут важный момент. Карточка с этими изменениями могла не дойти, где-то затеряться. И таким образом Иванов остался Ивановым. Думаю, именно подобная накладка и произошла», — пояснил юрист.