Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Строй, владей, эксплуатируй: Россия строит в Турции АЭС В Турции началось строительство первой в стране атомной электростанции. Это совместный проект Москвы и Анкары
2 сентября 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

Кроненберг представил в Венеции историю любви Юнга и его пациентки

ВЕНЕЦИЯ, 2 сен — РИА Новости. Дэвид Кроненберг (David Cronenberg) представил в венецианском конкурсе «Опасный метод» (A Dangerous Method), где изложил историю конфликта между Фрейдом (Вигго Мортенсен) и Юнгом (Майкл Фассбендер), а также романа между Юнгом и его пациенткой, дочерью ростовского коммерсанта Сабиной Шпильрейн (Кира Найтли).

«Очень многое нам известно из переписки между персонажами. В те времена в Вене почта доставлялась по 5-6 раз в день. Это был такой интернет до интернета: если ты что-то спрашивал в письме с утра, ответ приходил уже после обеда. Писем были тысячи, и именно на них основан сценарий, где историческая достоверность соблюдена достаточно точно», — рассказал журналистам Кроненберг.

Сыгравший Фрейда Мортенсен добавил, что с огромным удовольствием прочел переписку между Юнгом и Сабиной Шпильрейн, которая не только излечилась в Швейцарии от своей нервной болезни, но и сама сделалась психоаналитиком, вернулась в Россию и после 1917 года превратилась в одного из главных советских представителей этой науки.

Кира Найтли, чья героиня в первых сценах фильма практически безумна, отметила, что с этими сценами у нее проблем не было, поскольку «если ты актриса, то ты безумна по определению», а в остальном она готовилась к роли так же, как и всегда, а именно — перелопатила кучу книг. «А я купил себе “Юнгианство для детей” и извлек оттуда всю информацию, которая мне была нужна, и дальше просто сосредоточился на сценарии», — признался Фассбендер.

Как отметил Кроненберг, для того, чтобы воссоздать на экране ту или иную эпоху, «недостаточно просто переодеть актеров в костюмы». «Это некая магия, которой нужно научиться пользоваться, а главное — ты никогда не понимаешь, получилось у тебя или нет. Многие актеры неспособны перевоплощаться в людей из другого времени, они все время выглядят так, как будто современных персонажей вставили в исторический сюжет. Я же думаю, что в прошлом у людей мозги были устроены иначе, и чем дальше в прошлое — тем больше разница. Люди времен Александра Македонского с нашей точки зрения — вообще инопланетяне. У них была иная нервная система, они иначе относились к одежде и иначе носили ее», — объяснил режиссер.

На вопрос о своем отношении к психоанализу Кроненберг ответил: «Я отобрал этих актеров именно потому, чтобы намекнуть им, насколько они нуждаются в помощи. Они были ужасными невротиками, теперь им гораздо лучше».

Как добавил Мортенсен, благодаря тому, что режиссер так прекрасно ориентировался в материале и не давал персонажам подавить себя, актеры смогли сосредоточиться на драматическом конфликте, на характерах.

«Это не документальное кино, а драма. Порой увлекательная, порой трагическая, порой смешная. Дэвид предложил нам играть людей, между которыми случаются расхождения. На письме они порой выглядят незначительными, тогда как сами Юнг и Фрейд придавали им огромное значение и порой вели себя как дети или даже как их собственные пациенты», — сказал актер.

Относительно своих методов работы над картиной Кроненберг сказал лишь: «За свою карьеру я понял одно: нужно просто давать фильму то, чего он требует», и дальше все будет получаться само.

Участие «Опасного метода» в венецианском конкурсе он также объяснил велениями судьбы: «Это 68-й фестиваль, а мне 68 лет. Программа открывалась “Мартовскими идами”, а иды марта, 15-е марта, — это мой день рождения», — заключил режиссер.