Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ужасно великий: чем Стивен Кинг запугал все человечествоПопулярность писателя, которому исполнилось 70 лет, у публики огромна, но академический литературный мир так и не может решить, причислять ли его к большим писателям
6 сентября 2011, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД

Корнелиус Балтус: В России потрясающие актеры

«В России, мне кажется, живут очень амбициозные люди, причем во всех сферах жизни — я это чувствую даже, когда хожу по вашим улицам. И театр — не исключение. Актер понимает, что если ему досталась, к примеру, роль Кролока, или профессора — они гарантируют ему “звездность”, — рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД режиссер мюзикла “Бал вампиров” Корнелиус Балтус.

В Петербурге на сцене театра Музыкальной комедии состоялась премьера всемирно известного мюзикла «Бал вампиров». В России он поставлен впервые.

Сам мюзикл является музыкальным ремейком фильма Романа Полански «Бесстрашные убийцы вампиров» (1967 год), где культовый режиссер обыграл популярную еще в 1960-е годы тему кровопийц — причем, сделал это не столько трагически, сколько с юмором. А спустя три десятилетия появилась идея перенести популярный сюжет на театральную сцену. К работе над мюзиклом привлекли известного композитора Джима Стейнмана, в свое время писавшего песни для Бонни Тaйлер, Селин Дион, Мит Лоуфa и бывшего соавтором знаменитого Эндрю Ллойда Уэббера, автором либретто стал немец Михаэль Кунце.

Мюзикл, премьера которого состоялась в 1997 году, стал одним из самых успешных европейских музыкальных театральных проектов в истории и за 14 лет был поставлен в восьми странах.

Коллега и друг Романа Полански — голландский театральный режиссер Корнелиус Балтус – поставил спектакль в Петербурге на основе новой версии мюзикла от 2009 года.

Команда постановщиков мюзикла вообще интернациональна. Режиссер — голландец, художник-постановщик — венгр Кентауэр, хореограф — американец Деннис Каллахан и т.д. Только актеры мюзикла — россияне и петь будут на родном языке. «Вампиров» выбирали на масштабном кастинге, в котором участвовали артисты из разных городов и трупп — не только театра Музкомедии. На сцене питерского театра мюзикл будет идти два года. Автор идеи мюзикла Роман Полански уже обратился к поклонникам с видеообращением, в котором пообещал, что будет пристально следить за петербургской постановкой.

О том, с какими трудностями столкнулись постановщики российской версии легендарного мюзикла, газете ВЗГЛЯД рассказал ее режиссер Корнелиус Балтус.

Корнелиус Балтус: Масштабное шоу в России пришлось ставить в маленьком помещении (фото: из личного архива)

ВЗГЛЯД: Насколько постановка этого мюзикла в России трудна для вас и сильно ли она отличается от постановок в других странах?

Корнелиус Балтус: На самом деле проблемы при постановке этого спектакля во всех странах примерно одни и те же. Это шоу огромного масштаба во всех отношениях, и технически чрезвычайно сложно его организовать. Это касается и декораций, и огромного количества костюмов, которые нужно пошить, также у нас используются видеопроекции, которые должны быть четко встроены в нужные места в спектакле. Весь этот комплекс проблем присутствует в каждой стране, где бы мы ни осуществляли постановку.

Единственное — сложность российского варианта состоит еще и в том, что мы выбрали у вас достаточно небольшой театр. Но мне кажется, что эта история в такой несколько камерной атмосфере будет переживаться даже лучше. Небольшое пространство даже больше подойдет для нашего спектакля.

ВЗГЛЯД: В «Бале вампиров» используются технические приемы, которые сложно увидеть где-то еще. Например, вы решили передвинуть сцену ближе к зрителю. Зачем это было сделано?

К.Б.: Мы практически полностью перестроили сцену театра Музкомедии, а вернее, сделали новую для этой постановки. Она, действительно, стала ближе к зрителям, что позволяет им лучше видеть и острее чувствовать происходящее, и еще был установлен поворотный круг. Поскольку театр достаточно старый, может быть, стоило и какие-то другие части перестроить… Но само по себе здание очень красивое, впечатляющее. Мы, естественно, не могли здесь рушить стены и вносить какие-то принципиальные изменения в архитектуру… Все, что было необходимо, мы в итоге построили и так.

ВЗГЛЯД: Но все равно хотелось порушить стены?

К.Б: Конечно, я бы порушил (смеется). Просто для того, чтобы показать масштабы постановки, ведь она огромна, и для нее обычно нужно больше места. Сейчас мы распоряжаемся тем пространством и возможностями, которые нам предоставили. Это было похоже на паззлы. Но я хорошо складываю головоломки, так что не волнуюсь за то, что получится.

ВЗГЛЯД: Какие новые элементы вводятся с каждой новой постановкой-адаптацией мюзикла к той или иной стране, в данном случае – в России?

К.Б.: Я бы сказал, что после постановок в Будапеште и Вене мы стали обращать больше внимания на детали. Некоторые эскизы костюмов были пересмотрены. Для многих был придуман новый дизайн. И большое счастье для нас, что достаточно большое количество костюмов мы смогли изготовить прямо здесь, в России. Мы знаем знаменитые российские мастерские. Они славятся точной филигранной работой и известны во всем мире.

В России вообще много положительного. Актеры, например, потрясающие. Если бы все было плохо, мы бы могли прервать постановку еще на ранней стадии. Но я тут уже два месяца, и никуда не уехал.

ВЗГЛЯД: Расскажите о труппе, как подбирали актеров для русской версии мюзикла?

К.Б.: Нам в этом смысле очень повезло. Был кастинг, и мы смогли подобрать актеров, очень точно визуально соответствующих тем типажам, которые мы искали. Декорации, дизайн костюмов — это важно. Но и пластика, физические данные актеров – тоже крайне важны для того, чтобы правильно рассказать историю.

Мы рады, что набрали именно такой состав. Бывает, что актеры, например, слишком молоды для своей роли, слишком подвижны — и тогда они перебирают с комизмом. Или наоборот, приходит на роль профессора достаточно пожилой человек, которому тяжело самому исполнить все трюки. Судите сами: в одной из сцен профессор прыгает с моста, цепляется одеждой и висит в таком положении семь минут. Причем все это время он должен играть! В нашем мюзикле, конечно, к актерам предъявляются совершенно особые требования. Но в итоге команда подобралась замечательная. И дело даже не столько в том, что они умеют, а в том, как смотрятся вместе. Если их поставить в ряд — получится просто потрясающая картинка.

ВЗГЛЯД: Конкуренция на главные роли была большой?

К.Б.: Да, конечно. И это естественно. В России, вообще, мне кажется, живут очень амбициозные люди, причем во всех сферах жизни — я это чувствую даже, когда хожу по вашим улицам. И театр — не исключение. Актер понимает, что если ему досталась, к примеру, роль Кролока, или профессора, или Сары — это шанс заявить о себе. Эти роли гарантируют актеру «звездность». В Венгрии, к примеру, где мы до этого ставили мюзикл, Кролок до спектакля был никому не известен, а потом раскрылся и стал знаменит. Исполнитель роли Альфреда из Венгрии вообще приехал из деревни и на момент кастинга искал работу.

Хочется также отметить, что в России директор театра Юрий Шварцкопф разрешил нам брать в мюзикл тех актеров, которых мы хотели взять, не было никаких ограничений. Это было замечательно. Знаете, в каждой стране продюсеры обычно стремятся продвинуть кого-то… А тут не так. И сейчас, можно сказать, у нас абсолютно идеальный кастинг.

ВЗГЛЯД: Какое главное отличие мюзикла от фильма Романа Полански? Может быть, вы нашли какой-то новый философский подтекст истории о вампирах?

К.Б.: Если вернуться к фильму Полански, он много рассказывал об этом. Журналисты постоянно спрашивали его, а какая глубина за этим стоит, а каков символический смысл? А он просто смеялся в ответ, говорил, чтобы не задавали дурацких вопросов. На самом деле, это просто фарс. Вся эта история начиналась как некая забавная задумка, и лишь позже обросла философией, причем, уже во время сценического воплощения.

Что касается отличий от фильма, у нас больше проработана линия отношений Кролока и Сары, одиночества Кролока. И мы попытались сделать большую привязку к сегодняшней действительности. Сейчас все хотят всего больше и больше. И Кролок у нас испытывает неутолимую жажду, он хочет больше и больше крови, например. Посмотрите также на наш мир богатых и знаменитых. Очень часто не слишком привлекательные пожилые мужчины встречаются с очаровательными юными барышнями. В нашем мюзикле вы увидите это.

Кроме того фильм имел очень неторопливое развитие. В рамках мюзикла у нас больше возможностей немножко ускорить ход повествования, сделать историю более динамичной.

ВЗГЛЯД: Назовите несколько особенностей этого мюзикла, которых нет ни у одного другого.

К.Б.: Я не знаю, где еще можно увидеть такое обилие декораций. Состав оркестра у нас достаточно большой — в оркестровой яме сидят 26 человек. И композитор у нашего мюзикла совершенно нетипичный. Джин Стейнман работал в жанре поп-музыки, «Бал вампиров» — единственный мюзикл, который он сочинил в своей жизни. И он перенес в него определенную стилистику поп-музыки.

На сцене в «Бале вампиров» одновременно присутствует очень большое количество актеров: 24 вампира – хор и балет, плюс девять солистов — всего 33 человека. Добавьте сюда замечательную историю, которая заставляет задуматься. Вот такие ингредиенты уникального шоу. Но, конечно, о них лучше не рассказывать, их лучше видеть.