Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Папы дочерей поощряют сексизм. И я тожеОтец Андрей Бородкин приходит к выводу, что именно идеальный папа может стать самым страшным угнетателем
8 сентября 2011, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Законная перепланировка: осуществимо, но очень затратно

Только 10% москвичей сделали в своих квартирах законную перепланировку. Как утверждают горожане, проще заплатить штраф, чем пройти все инстанции. Принцип «одного окна» действует только на бумаге, а в результате страдают и законопослушные жители, и соседи тех, кто слишком смело отнесся к инженерным нормам.

«В своей квартире — как на вулкане», — шутит Валентина Тюняева, хотя какие тут шутки — на стенах трещины в два пальца толщиной. Шведская стенка стала инженерным сооружением, после того как соседи снизу снесли стены в квартире. Когда Валентина это увидела, глазам не поверила — снесли все перегородки. После такой вольной перепланировки начал проседать пол и потолок.

Жильцы дома пытались поговорить с соседями, но в квартире после ремонта никто не живет. «У нас была ситуация, когда мальчик маленький, первоклассник, схватил свой портфель и стул и начал плакать, что там стол уходит и полы, сказал, что он туда больше не пойдет», — рассказывает Валентина.

Эта история не уникальна. В столице, по оценкам экспертов, лишь десятая часть перепланировок согласована по всем правилам. И хоть эти правила, как уверяют чиновники, просты и понятны, пройти процедуру от начала до конца самостоятельно все равно, что выиграть в наперстки, например, где-нибудь в портовом баре.

Вадим Никитин решил попробовать сделать все по закону. Он думал согласовать новые окна и утепление на лоджии, а также изменения в санузле — это несложно, тем более, что ремонт он сделал с учетом всех требований закона.

Вадим предполагал, что обращаться придется только в «одно окно», службу, которая принимает документы на согласования, но быстро понял: стучать необходимо еще и в десяток дверей, такой стандартный бюрократический набор — пожарные, проектировщики, Роспотребнадзор, комиссии, управляющие компании.

А тут еще и родственники рассказали свою историю. «У них ушло на самостоятельные попытки около полугода, — говорит Вадим. — В итоге они обратились к посреднику, и еще на полгода затянулось согласование».

Посредники — это компании, которые содействуют в получении необходимых разрешений на перепланировку квартиры. Эксперты подсчитали: на то, чтобы узаконить перестройку собственной жилплощади, в среднем, нужно потратить 10 полных рабочих дней. Такую роскошь мало кто в столице может себе позволить. Цена вопроса, если идти к специалистам узкого профиля, — 50-70 тысяч рублей.

Получается больше, чем средняя зарплата в Москве, но у посредников — много клиентов. Проще заплатить, чем самостоятельно стоять в очередях, получать и отдавать справки, потом выяснять, что в них ошибки, и снова стоять в очередях. При этом платить взятки. По разным оценкам, средний размер — тысяч 20 — за то, чтобы просто ускорить процесс. Есть и другие платежи, которые не фигурируют в официальных документах.

«Некоторые управляющие компании, на наш взгляд, абсолютно незаконно требуют оплату услуги по согласованию тех или иных документов, связанных с перепланировкой, — отмечает юрист Валерия Литвин. — Стоимость услуги здесь может варьироваться. Ориентировочно – это 10 тысяч».

Коррупция в этой системе — порождение самой системы: уж слишком она сложна, говорят специалисты, ведь большое число инстанций, которые участвуют в согласовании перепланировок, — не гарантия того, что все будет сделано по закону.

Екатерина Дымова рассказывает: при согласованной перепланировке на первом этаже ее дома была демонтирована техническая комната, в результате вентили, которыми можно перекрыть воду в подъезде, теперь находятся в офисе банка, и такое последствие ремонта уже обошлось жильцам в круглую сумму.

«Вода лилась более двух часов, уже начала выливаться на улицу, в ванной уже начала подниматься», — вспоминает Екатерина.

При этом сотрудники банка, которые должны пускать жильцов дома к трубам в любое время, а кредитное учреждение ночью, например, не работает, даже не знают о таких обязательствах.

В итоге процедура согласования, которая представлена как алгоритм из трех действий, по факту гораздо сложнее. К тому же часто те, кому очень нужно, меняют правила игры, меняют сам алгоритм. Специалисты уверены: систему нужно менять. «С одной стороны нужно дать людям делать эту работу быстро и практически без дополнительных затрат, с другой стороны за уклонение от этой системы нужно ввести жесткий и целенаправленный контроль», — считает руководитель Московского научно-исследовательского института типологии, экспериментального проектирования Владимир Хайкин.

Сейчас штрафы за незаконную перепланировку гораздо ниже, чем цена согласования, а крайняя мера — лишение права собственности — практически не применяется.