Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Сколько на самом деле мартышек в Удаве из «38 попугаев»?Помните первую серию кукольного мультсериала, в которой животные думают, как измерить рост Удава?
16 сентября 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

На выставке Премии Кандинского предлагают поучаствовать в выборах

МОСКВА, 16 сен, — РИА Новости, Мария Ганиянц. Одна из самых постоянных и в то же время непредсказуемых премий — Кандинского — открыла в четверг пятый сезон выставкой в столичном ЦДХ, где представлены номинанты по пяти номинациям.

Выставка, как и премия, уже пятая по счету, на ней жюри сделает выбор и сформирует шорт-лист, чтобы по итогу определить — «Проект года» (40 тысяч евро), «Молодой художник. Проект года» (10 тысяч евро) и «Медиа-арт. Проект года» (7 тысяч евро).

Как заметил основатель Премии Кандинского бизнесмен и председатель культурного фонда «Артхроника» Шалва Бреус, главное, что им удалось сохранить за пять лет основной принцип — самовыдвижение художников. На взгляд Бреуса, это дает «возможность молодым художникам попасть в орбиту, и независимость решений жюри». Но то, что Бреус называет самой сильной стороной, многие критики считают неудачей, так как один из главных упреков премии со стороны критиков и экспертов, что из года в год на нее подаются и выдвигаются примерно один и тот же ряд имен.

Этот год не стал исключением. Имена многих попавших художников на выставку зрители могли видеть в прошлых годах. Бреус, считает, что виной тому узость площадки современного искусства.

«Сколько в Москве галерей — не больше пятидесяти, а в Пекине полторы тысячи, в Лондоне больше тысячи, в Париже тоже больше тысячи. Площадка современного искусства у нас маловата, у нас даже нет масштабного музея современного искусства», — заметил он.

Открывается выставка проектом «Расщепление» классика московского «неофициального искусства» Ивана Чуйкова, представившего инсталляцию, воспроизводящую московскую квартиру, правда разделенную, где человеку предстоит перешагнуть дуализм до им после советской власти, и обрести свою идентичность.

Попытки осмыслить новую историю продолжены в серии композиционно выверенных фотографий Леонида Комиссарова (проект «Московские кинотеатры»), где, подсвеченные на манер лайт-боксов, здания 60-80-х годов предстают в окружении современного хаоса палаток, беспорядочных парковок и прочих атрибутов сумасшедшей жизни столицы. Соответствует настроению ностальгии и панорама «1-й класс» Светланы Хансеманн, представляющая пятнадцатиметровое живописное полотно ностальгических белых гольфиков и голых коленок девочек-школьниц сидящих в рядок на длинной школьной лавке. Крупные формы, в обилии представленные в экспозиции, сформировали контрапункты выставки, которая ориентирована не по номинациям, а по объектам.

Гигантскую пластилиновую скульптуру Ирины Кориной (проект «Показательный процесс»), представляющую собой разноцветный, на манер экспрессионистской живописи, гигантский кусок пластилина, зажатый в огромную сетчатую коробку, пришлось и вовсе поместить отдельно, чтобы она не подавляла другие работы. Такая же судьба постигла и гигантскую скульптуру Алексея Костромы UNO, огромный белоснежный светящийся шар из пластиковых пакетов, одиноко парящий над полом.

Отдельное пространство заняла инсталляция «Шепот» (архитекторов Игоря Чиркина и Алексея Подкидышева), представляющая собой ровные ряды десятков книг, страницы которых мерно шелестят-шепчут под вентиляторами.

А вот ромбовидные живописные пейзажи московского концептуалиста Сергея Шаблавина («Проект перед рассветом»), занимающие все пространство одной из стен зала, вступают в диалог с инсталляцией Андрея Кузькина (несколько десятков стальных коробок, в которых заварено имущество и произведения автора), поставленные друг на друга в архитектурном беспорядке.

Но если с одной стороны выставку как бы закрывают книги, то с противоположной можно обнаружить зал с ироничной работой «Московские выборы» Юрия Альберта, претендующий на «Проект года» и предлагающий зрителю вступить в коммуникацию. Альберт в свойственной ему провокационной манере задает вопросы (из серии — неужели вы думаете, что искусство это, на что вы сейчас смотрите, или, повлияет ли на ваше отношение к русскому современному искусству тот факт, что художники не протестовали против войны в Грузии), а зрителю предлагается проголосовать «да» или «нет» белым листочком бумаги, который надо пустить в урну.

Неподалеку от Альберта работа Анастасии Рябовой про архив художников, опять же направленный на коммуникацию со зрителем. Художница давно работает над исследовательским он-лайн проектом, в котором изучает, какие работы художников хранятся у других художников, выстраивая, таким образом, взаимосвязи в современном искусстве в бесконечной схеме. Для наглядности, зрители могут изучить он-лайн версию проекта на ноутбуке.

Премия Кандинского, задавая с одной стороны интригу — кто победит на этот раз? постоянные претенденты, как Наталья Турнова, группа Recycle или все-таки впервые попавшие авторы, которых не много, но они есть, является с другой стороны все-таки выставкой, собранной из самых ярких проектов уходящего сезона.