Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 сентября 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

Центр реабилитации в Люберцах «отучил» от наркотиков свыше 170 детей

МОСКВА, 16 сен – РИА Новости. В подмосковных Люберцах работает областной Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Ариадна», где проходят реабилитацию подростки в возрасте от 14 до 18 лет, проживающие в Московской области. Об особенностях работы и специфике учреждения рассказала директор центра «Ариадна» Лариса Фишман.

— Как Вы считаете, существующая сегодня в России сеть наркодиспансеров отвечает задачам реабилитации зависимых людей?

— Диспансер предлагает непродолжительную реабилитацию в сочетании с лечением. В среднем в наркодиспансере реабилитация длится 21 день. По нашему мнению, за три недели в диспансере ребенок не сможет измениться. Его взгляды на проблему остаются прежними, ведь, как правило, дети отправляются в медучреждение под нажимом родителей или представителей КДН. Спустя 21 день он выходит из диспансера и возвращается в прежнюю среду. За время реабилитации у него не появляется твердой мотивации на осознание своей проблемы.

— В Вашем центре работа строится иначе?

— К нам дети поступают после реабилитации в диспансере, для нас это одно из условий – прохождение первичной детоксикации. В нашем центре ребенок находится, в среднем, год. Основной курс реабилитации проходит в стенах центра – наши воспитанники не выходят за пределы нашей территории. В структуру реабилитационного центра входит общеобразовательная школа, ПТУ, кружки дополнительного образования, спортивные секции, работают отделения психологической и медицинской помощи.

— Выходит, что ребенок изолирован от общения в течение 12 месяцев?

— Нет, спустя полгода у ребенка появляются привилегии. Мы работаем по ступенчатой системе: чем выше у ребенка уровень реабилитации, тем больше у него прав – он может звонить домой, иногда выезжать к родителям. Но в течение первого полугодия общение с внешним миром ограничено.

— Это главный принцип вашей методики?

— Нет. В своей работе мы применяем много психолого-педагогических методик. И изоляция не имеет в процессе реабилитации решающей роли. Мы обучаем детей, даем им профессию. Важно также развитие ребенка – духовное и нравственное. Вот эти принципы и помогают перестроить мышление ребенка.

Мы работаем по типу терапевтического сообщества и одно из главных условий в этом процессе – создание реабилитационной среды, обеспечивающей условия безопасности и доверия. Подумайте, что будет, если мы будем их отправлять в обычные школы на ранних этапах реабилитации… Это ведь приведет к тому, что они вновь окажутся в прежнем окружении. В этом случае мотивировать ребенка к другому образу жизни очень трудно.

— Что необходимо сделать в первую очередь, чтобы встать на путь реабилитации?

— Обучить успеху, ведь одна из основных причин обращения к наркотикам – неуспешность ребенка. В нашем центре мы даем понять каждому ребенку, что он может быть успешным. Как только придет осознание того, что «я могу» последует и понимание того, что «я должен». Через три или четыре месяца, иногда и полгода, ребенок осознает свою зависимость и принимает условия реабилитации. Пока у ребенка не появится подобная мотивация – любая реабилитация бесполезна.

— Сколько Ваших выпускников возвращается к нормальной жизни?

— У нас очень высокий процент успешности реабилитации – 62% детей не вернулись к прежним привычкам. Отмечу, что в России хорошим результатом является 15% ремиссий. Естественно, что гарантировать 100% результат никто не может. Многие наши дети завели семьи, у них растет здоровое потомство. Многие продолжили обучение в вузах, колледжах, кто-то отслужил в армии. Мы поддерживаем контакты со всеми нашими выпускниками. За те восемь лет, что существует наш центр, мы выпустили 278 человек.

— Ваш центр уникален для России?

— Насколько я знаю, предпринимались попытки открыть в различных регионах России около 40 подобных центров, но мы общаемся с представителями лишь пяти подобных учреждений. Дело в том, что реабилитация – это недешевая услуга, тем более, когда мы говорим о детях. Если среди взрослых популярны сообщества, где трудотерапия и молитва являются основой реабилитации наркозависимых, то с детьми все совсем не так.

Вся наша инфраструктура – психологическое отделение, образовательная школа, ПТУ, кружки и т.д. – требует серьезных финансовых затрат. Кроме того, мы с ребятами выезжаем на экскурсии, совершаем паломнические путешествия. Не каждый российский регион в состоянии изыскать средства для финансирования подобного учреждения.

Беседовала корреспондент РИА Новости Лейла Хамзиева.