Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Главный маг СССРАмаяк Акопян рассказал, как его отец делал свои трюки
26 сентября 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

Сорокин: в России прошлое съело настоящее, а настоящее съело будущее

ПЕРМЬ, 26 сен — РИА Новости, Светлана Вовк. Автор «Голубого сала» и «Дня опричника» писатель Владимир Сорокин, удостоенный премии «Имя» на прошедшем в Перми фестивале «Текстура», спустя полтора года начинает работу над новым произведением, который точно не станет обыгрывать темы нулевых.

Жижа освоенных тем

Писатель, который «забил золотой гвоздь в голову великой русской литературы», рассказал в интервью РИА Новости, что впервые за полтора года ему пришла в голову мысль о новом романе: «в самолете окуклилась», во время перелета из Москвы в Пермь. Сорокин, который о замыслах никогда не рассказывает, лишь отметил, что будущая книга не похожа ни на одну из предыдущих, согласно его принципу в творчестве — не повторяться.

«Для меня важно открыть какую-то новую идею и подобрать под нее новую стилистику. У меня есть книги, по-разному действующие на читателей. Одни — как дубиной по голове, другие — как душ Шарко, есть и медитативные», — пояснил писатель, чьи книги переведены на все мировые языки, печатались в самых передовых изданиях, критикуются и обсуждаются всеми видными и невидными критиками, политиками и «широким читателем».

По его мнению, все темы нулевых годов — распад Союза, бурные 90-е — уже отыграны в литературе. Сорокин, чья профессиональная творческая судьба началась в 1983 году с парижской публикации романа «Очередь» — про соответствующую советскую реалию, признался, что лично у него они вызывают лишь зевоту и чувство неловкости, что имеешь дело с авторами — не очень умными подростками.

«Если людям по 40 лет, а они всерьез говорят, как это было круто — это затянувшееся детство. Литература, искусство — это же все-таки освоение новых пространств. Мир развивается, а мы в идеологическом смысле барахтаемся в советской полуразложившейся жиже. Естественно, такая страна развиваться не будет», — считает писатель, которого в 2005 году хранители постсоветских канонов цензуры чуть не подвели под следствие «за распространение порнографических материалов», а точнее за роман «Голубое сало».

Автор сценариев к фильмам «Копейка», «Четыре», «Москва» и другим, неизменно отмечаемых наградами кинофестивалей, окружающий мир воспринимает как художественный материал, а зачастую — как готовый перформанс. Большой новой темой, еще не разработанной как следует в литературе, он считает приток гастарбайтеров в Россию. Но предполагает, что ей посвятят книги несколько позже.

«В России действительно что-то меняется и достаточно быстро. Причем, пока китайская волна до нас не дошла, а это обязательно случится. Но обычно романы пишутся позже радикальных сдвигов в этносе, потому что для оценки нужна дистанция», — пояснил Сорокин.

Незавершенные похороны

По его мнению, стагнация в последнее время ощущается не только в российской литературе, но и вообще в стране, чего не было ни в 90-е, ни даже еще 10 лет назад.

«За последние годы у меня возникло устойчивое чувство, что в России произошла временная метаморфоза, я ее осознаю в виде метафоры — прошлое этой страны съело настоящее, а настоящее съело будущее. Временная закольцованность такая. Тут вопрос в жизнеспособности такой страны, находящейся в стагнации, что с ней будет», — считает писатель, в своих последних работах описывающий антиутопический мир «сахарного кремля» за «великой русской стеной».

Он полагает, что эта ситуация произошла потому что люди, пережившие распад советской системы, «не похоронили свое прошлое». Сорокин считает счастливым примером таких похорон Германию: «Там в 1945 году тоже фашистский труп лежал по всей стране, в каждом доме. Но им повезло, потому что остальной свободный мир помог им его закопать и вбить осиновый кол. И сейчас в этическом и психиатрическом смыслах это абсолютно здоровое государство. Я уже не говорю про экономику, которая тащит на себе практически всю Европу».

В России же, по его представлению, «труп в 90-е годы вместо того, чтобы похоронить, забросали опилками и сказали, что сам сгниет».

Молодое поколение Сорокин считает «отравленным миазмами», игру в юных пионеров — «совочком», а «сопли 20-летних по поводу того, что в СССР была прекрасная жизнь» следствием незавершенных похорон.

В России победила подворотня

Повесть Сорокина «Метель», получившая в прошлом году премию «Новая словесность» («НОС»), затрагивает тему, болезненную для России еще со времен Чехова — вымирание интеллигенции.

«Я думаю, что интеллигенция — это, прежде всего, особый язык общения людей, стилистическое родство, а потом уже эстетическое и эстетическое. Сейчас в России стилистически победила подворотня — причем и вверху, и внизу. Поэтому они прекрасно понимают друг друга в этом смысле — власть и подданные», — считает писатель, отмечая, что сегодняшний мейн-стрима пропагандирует опасный тезис: интеллигент — это лузер, наивное чудило.

«Оказываясь на Западе, я вижу, что там эта соцгруппа пополняется молодыми, а у нас — вымирает», — подвел печальный итог Сорокин.