Источник: РИА "Новости"

Малая авиация может столкнуться с нехваткой самолетов. Речь об основной российской машине ТВС-2МС — современной модификации «кукурузника» Ан-2. Минпромторг отложил вопрос о финансировании замены американского двигателя и винта на нем на российский аналог до момента сертификации самолета, которую нужно пройти заново. В мае его производитель «Русавиапром» просил выделить на эти работы 9 млрд рублей из госбюджета. ТВС-2МС — единственный российский самолет для малой авиации, эксплуатация и производство которого продолжаются до сих пор. Разработчик борта — новосибирский институт «СибНИА им. Чаплыгина» — уже подал заявку на получение сертификата, но эта процедура дорогостоящая и может затянуться на годы.

До лучших времен

Минпромторг решил отложить вопрос финансирования реинжиниринга американских агрегатов для самолета ТВС-2МС до момента его сертификации, сообщили «Известиям» в пресс-службе министерства.

Ранее производитель самолета — новосибирское предприятие «Русавиапром» — попросил у кабмина поддержку на эти разработки в размере 9 млрд рублей, писали «Известия».

В Минпромторге считают, что «запрос “Русавиапрома” по поводу реинжиниринга агрегатов [стоит] рассматривать после окончания сертификационных работ по заявкам ФАУ “СибНИА им. С. А. Чаплыгина”».

Упомянутый институт — это разработчик ТВС-2МС. Организация уже подала заявку в Росавиацию на сертификацию этого самолета, проводятся наземные и летные испытания, уточнили в Минпромторге.

Со ссылкой на сведения Росавиации в министерстве добавили, что для реверс-инжиниринга (изготовления копий по имеющимся образцам) американских агрегатов (двигателя и винта) и запуска серийного производства их российских аналогов потребуется провести полный цикл сертификационных работ — испытаний, расчетов, анализов.

— Подобные работы могут занять у имеющих опыт предприятий-разработчиков срок от трех до пяти лет при условии активной работы и наличия необходимых ресурсов и финансирования, — подытожили в ведомстве.

Директор «СибНИА» Владимир Барсук подтвердил «Известиям», что институт действительно подал заявку на сертификацию на модель ТВС-2МСН. От ТВС-2МС она отличается переделанным «хвостовым оперением», но комплектуется теми же американскими двигателем и винтом. При этом Владимир Барсук подчеркнул, что заниматься копированием американских агрегатов сам институт не планирует.

В пресс-службе Росавиации не ответили на запрос «Известий».

Справка «Известий»

«Русавиапром» — это частная компания. По данным «Спарк», ею владел политик и бизнесмен Анатолий Острягин. Его называли одним из сооснователей «Новатэка» (Острягин был гендиректором «Пурнефтегазгеологии», которую впоследствии приобрел «Новатэк»). В 2007—2011 годах Острягин также был депутатом Госдумы, затем — депутатом Тюменской областной думы. После смерти Острягина в 2019 году его доли в «Русавиапроме» поделили четверо его детей.

Самолет без сертификата

ТВС-2МС — это модернизированная версия «кукурузника» Ан-2, который был разработан в конце 1940-х годов. Производство Ан-2 прекратилось в 1980-е. В 2011—2015 годах «СибНИА» разработал его модификацию, заменив поршневой двигатель АШ-62ИР на турбовинтовой TPE331−12 (Honeywell), а четырехлопастный винт АВ-2 на пятилопастный Hartzell. ТВС-2МС способен перевозить до 12 пассажиров или 1,5 т груза.

В 2015 году разработку модификации завершили, и Минпромторг совместно с Минтрансом выдали на машину аттестат о годности к эксплуатации (взамен стандартного сертификата типа, который на тот момент не выдавали из-за отсутствия утвержденного регламента). С тех пор эксплуатация самолета была разрешена на основании именно этого документа. «СибНИА» и «Русавиапром» тогда же заключили лицензионное соглашение на серийное производство машины.

В декабре 2019 года Минтранс утвердил новые авиационные правила по сертификации авиатехники, ее разработчиков и изготовителей (ФАП-21), в соответствии с которыми производитель должен получать сертификат одобрения производственной организации. «Русавиапром» неоднократно обращался за этим документом в Росавиацию, но ведомство его так и не выдало — из-за замечаний по процедуре подачи документов, следует из исковых бумаг «СибНИА».

На сегодня «Русавиапром» выпустил 24 самолета ТВС-2МС, 17 из них находятся в эксплуатации. Самолеты эксплуатируют в основном в Сибири и на Дальнем Востоке для перевозок пассажиров и грузов в труднодоступные районы. Ан-2, ТВС-2МС и другие модификации «кукурузника» до сих пор используют в Авиалесоохране, сельхозработах. Замены им на российском рынке сейчас нет. В Минпромторге ожидают, что разработка альтернативы — девятиместного ЛМС-901 «Байкал» — завершится в 2023 году, а первые поставки начнутся только в 2024-м.

Сложная судьба

Сертификация ТВС-2МС может затянуться из-за конфликта между руководством «Русавиапрома» и «СибНИА», который длится на протяжении нескольких лет, рассказали «Известиям» три источника на авиарынке. В августе этого года «СибНИА» подал сразу несколько исков против «Русавиапрома» в арбитражный суд Новосибирска с требованием компенсации более 544 млн рублей. «Известия» ознакомились с содержанием этих документов. Институт обвиняет «Русавиапром» в том, что предприятие за три года так и не смогло устранить замечания Росавиации и получить разрешение на деятельность согласно новым ФАП.

Кроме того, в апреле этого года Заельцовский районный суд Новосибирска на основе проверок транспортной прокуратуры запретил деятельность «Русавиапрома». Прокуратура ранее выявила разнообразные нарушения у производителя — от незаконного оформления разрешительных документов на покупные агрегаты для самолета до недочетов в процессе производства. «Русавиапром» считает эти нарушения формальными и оспаривает их, сообщил источник «Известий» в топ-менеджменте компании. Привлечь же другого производителя для сборки ТВС-2МС «СибНИА» не может, так как в аттестате о годности (от 2015 года) единственным изготовителем указан «Русавиапром». В Минпромторге «Известиям» подтвердили, что компания сейчас действительно участвует в судебном процессе.

Владимир Барсук считает, что конфликт с изготовителем не повлияет на процесс сертификации. Но процедура может затянуться и по другим причинам: сложно сертифицировать самолет 1947 года выпуска, в законодательстве в этой области — вакуум.

— Сроки сертификации нам неизвестны, прогнозировать невозможно, — сказал топ-менеджер.

В конструкторские же способности команды «Русавиапрома» Владимир Барсук не верит. По его словам, институт будет готов вернуться к выпуску ТВС-2МС самостоятельно, как только на рынке появится подходящий российский двигатель.

Исполнительный директор агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев тоже не верит в реверс-инжиниринг Honeywell. По мнению эксперта, это экономически необоснованный проект. А пока на рынке нет новых российских самолетов такой размерности, авиапредприятиям следует запастись американскими двигателями за границей, ввезя их по параллельному импорту.

— Свой российский двигатель такой размерности нам, конечно, нужен. Но не конкретно под проект ТВС-2МС. Для него было бы правильнее просто закупить американские двигатели за границей — по оценке того же «Русавиапрома», в мире в обороте находится более 15 тыс. таких агрегатов, — считает Олег Пантелеев.

До ввода в эксплуатацию «Байкала» отрасль сможет продолжать летать на Ан-2, которые в ходе капремонта, по сути, и превратятся в ТВС-2МС. В таком формате проект «Русавиапрома» будет более привлекательным, чем в случае реверс-инжиниринга двигателя. Но опять же — при наличии запаса двигателей на складе, сказал эксперт.

Управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин напомнил, что «Русавиапром» из-за решения новосибирского суда сейчас не может продолжать свою деятельность.

— Вступившее в законную силу решение суда содержит прямой запрет на осуществление деятельности по разработке, производству авиатехники в рамках лицензии. Поскольку решение суда не отменено, то де-юре даже при наличии лицензии, осуществлять свою деятельность предприятие не сможет, — подчеркнул он.

Получить комментарий представителя «Русавиапрома» «Известиям» не удалось.

Подпишитесь на нас